Уголовное право "Понятие и значение принципа гуманизма"

Принцип законности означает, что преступность деяния, а также его наказуемость определяется только УК (ст.3). Таким образом, во-первых, нет преступления без указания на то в законе, и, во-вторых, нет наказания без указания на то в законе.

Принцип законности пронизывает все нормы и институты УК. Ст. 8 УК называет в качестве основания уголовной ответственности совершения деяния, содержащие все признаки состава преступления названные в УК. Ст.14 УК формулирует понятие преступления как виновно совершенного общественно опасного деяния, запрещенного УК под угрозой наказания.

Наказуемость деяния вытекает из его преступности и определяется УК, который содержит исчерпывающий перечень видов наказаний с точным указанием условий и пределов его назначения.

Применение наказаний, не предусмотренных законом, исключается, как и применение аналогии при привлечении к уголовной ответственности.

Принцип равенства граждан перед законом состоит в том, что лица, совершившие преступления, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения и должностного положения, места жительства, отношения к религии и др. обстоятельств (ст.4 УК). Это прямо вытекает из ст.19 Конституции РФ. Положения этого принципа распространяются только на привлечение лица к УО, но не относится к мере наказания, которая всегда индивидуализируется.

Принцип вины закреплен в ст.5 УК: В российском уголовном праве принцип субъективного вменения (принцип вины) является одним из важнейших. Он означает, что за случайное причинение любого вреда при отсутствии вины лица оно не должно нести уголовную ответственность. Вина в форме умысла или неосторожности - необходимое условие уголовной ответственности. Никто не должен нести УО, если не установлена его личная вина в отношении общественно опасного деяния и наступивших последствий. В каждом конкретном случае требуется установить именно ту форму вины, которая предусмотрена уголовным законом. Так, если ответственность установлена только за умышленное причинение вреда, например, за причинение легкого вреда здоровью (ст. 115), уголовная ответственность за причинение такого вреда по неосторожности не может иметь места.

Принцип справедливости, как указано в ст. 6, означает, что наказание и иные меры уголовно - правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.

Принцип справедливости должен индивидуализировать ответственность и наказание.

Принцип справедливости означает, что суд при назначении наказания должен руководствоваться не эмоциями, не чувством мести, а объективной оценкой, как совершенного преступления, так и личности виновного.

Справедливость, с одной стороны, выражена в соразмерности наказания совершенному деянию и, с другой стороны, в соответствии назначенного наказания личности осужденного (в целях его исправления). Статья 6 формулирует положение, закрепленное в ст. 50 Конституции РФ, которая гласит: 'Никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление'. В справедливости выделяются 2 аспекта: уравнительный (изначальное равенство всех перед законом) и дифференцирующий (индивидуализация наказания). Принцип гуманизма в УП характеризуется 2 обстоятельствами: 1) УК обеспечивает безопасность человека (ч.1 ст.7 УК); 2) наказание и иные меры УП характера, применяемые к лицу, не могут иметь своей целью причинение физических страданий и унижения человеческого достоинства (ч.2 ст.7). В мировой практике соблюдение принципа гуманизма оценивается в первую очередь по отношению к преступнику. Целью данной работы является всесторонние изучение принципа гуманизма, как одного из важнейших в УП, в ней будет дана подробная характеристика принципа с точки зрения законодателя и научной литературы, так же о его непосредственном применении судами РФ, затронута тема истории принципов УП и рассмотрен институт освобождения от уголовной ответственности в странах: Англии, Германии, Франции и Азербайджана на основе принципов гуманизма и справедливости. В заключении будет подведен итог проделанной работе и сделан краткий вывод. 1. История принципов уголовного права РФ. В России в XIX в. была впервые осуществлена кодификация уголовного законодательства, воплощенная в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г . Оно характеризовалось громоздкостью и состояло из Общей и Особенной частей.

Наказания подразделялись на уголовные и исправительные. К уголовным относилась: смертная казнь, каторга, ссылка.

Исправительные наказания для представителей привилегированных сословий заключались в ссылке в Сибирь или отдаленные районы России.

Исправительные наказания были соединены с лишением всех сословных и служебных прав. Кроме основных наказаний применялись дополнительные: церковное покаяние, конфискация имущества, отдача под надзор полиции и др.

Особенная часть Уложения предусматривала ответственность за преступления: государственные, против личности, против семьи и др. В 1885 г . в Уложение были внесены некоторые нововведения демократического порядка, в частности включен принцип: 'нет преступления без указания о том в законе'. В 1903 г . было принято новое Уголовное уложение, которое лишь частично вступило в действие.

Вполне демократично выглядели нормы Уложения о действии уголовного закона во времени. Вновь изданный уголовный закон применялся к деяниям, совершенным до вступления его в силу, при условии, если эти деяния были запрещены под страхом уголовного наказания прежним законом.

Однако в случае, если старый закон предусматривал менее строгое наказание, применялся он, а не новый, более строгий закон.

Подобное правило действовало в отношении законов о сроках давности, устраняющих наказуемость преступного деяния. После Октябрьской революции 1917 г . в России большевики, руководствуясь марксистскими догматами о том, что с ликвидацией старого базиса ликвидируется и старая надстройка, отменили все прежние законы.

Декрет № 1 'О суде' 1917 г . провозглашал в качестве основного источника Уголовного права - революционное правосознание судей. Судам разрешалось руководствоваться в своей деятельности «законами свергнутых правительств лишь постольку, поскольку таковые не отменены революцией и не противоречат революционной совести и революционному правосознанию» [1] . Это по сути дела оправдывало произвол. Не было в этом законодательном акте Особенной части Уголовного права, т. е. принцип законности был подменен революционной классовой целесообразностью.

Классовый подход пронизывал и первый УК РСФСР 1922 г ., который состоял из Общей и Особенной части. В качестве преступления здесь рассматривалось любое общественно опасное деяние, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче - крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период, а указание на запрещенность деяния отсутствовало.

Возможность рассмотрения уголовного дела по аналогии давало возможность судебно - следственным органам по собственному усмотрению оценивать то или иное деяние в качестве преступления.

Первый советский уголовный кодекс, 1922 г ., был построен на принципах социалистического уголовного права. Он уже состоял из Общей и Особенной частей.

Кодекс сохранял откровенно классовый подход к определению оснований уголовной ответственности. Так в ст. 6 было установлено: 'Преступлением признается всякое общественно опасное действие или бездействие, угрожающее основам советского строя и правопорядку, установленному рабоче-крестьянской властью на переходный к коммунистическому строю период времени' [2] . При этом принцип вины лица отвергался со всей категоричностью.

Наказание было заменено 'мерами социальной защиты'. По этому же пути пошли и Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г . В этом документе были сформулированы задачи уголовного законодательства, определены территориальные пределы его действия, проведено разграничение компетенции между СССР и союзными республиками. В связи с введением в действие Основных начал возникла необходимость в издании нового УК РСФСР, который был принят 22 ноября 1926 г . и введен в действие с 1 января 1927г. [3] Как и Уголовный Кодекс 1922 г , новый УК характеризовался отсутствием в определении преступления признака противоправности и виновной ответственности. В нем также закреплялось применение уголовного закона по аналогии, а вместо наказания фигурировали 'меры социальной защиты'. Более того, в условиях ожесточения репрессии и начавшегося разгула сталинского террора УК 1926 г . пошел по пути признания объективного вменения (наказания без вины). УК 1926 г . действовал на протяжении 35 лет, пополняясь новыми нормами, которые обосновывали произвол и сводили почти на нет права и свободы граждан и прежде всего самую высшую общечеловеческую ценность - право на жизнь [4] . После разоблачения культа личности Сталина происходит известная демократизация уголовного законодательства.

Принятые в декабре 1958 г . Основы уголовного Законодательства Союза ССР и союзных республик и УК РСФСР 1960 г . отказались от аналогии, восстановили принцип: 'нет преступления, без указания о том в законе', твердо встали на путь признания принципа виновной ответственности лица, оставаясь при этом на классовых позициях.

Вместе с тем в Уголовном Кодексе 1960 г . содержались нормы, серьезно ограничивающие права и свободы граждан (ст. 70 - антисоветская агитация и пропаганда, ст. 142 - - о нарушении законов об отделении церкви от государства, ст. 190 - распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй и др., ст. 153 - о частнопредпринимательской деятельности и коммерческом посредничестве и др.) [5] . Данные нормы противоречили Всеобщей декларации прав человека 1948 г . и Международному пакту о гражданских и политических правах 1966 г . С 1985 г . СССР встал на путь демократических преобразований.

Строительство правового государства, что было провозглашено в качестве одной из целей перестройки, стало последовательным воплощением в жизнь известного принципа разделения властей (законодательно, исполнительной и судебной). Для Советского Союза, учитывая многолетние тоталитарные традиции, известную трудность представляло наделение суда реальной властью. Одним из первых шагов на этом пути стало принятие Закона СССР «Об ответственности за неуважение к суду» в ноябре 1989г. В соответствии с ним была установлена уголовная ответственность за вмешательство в рассмотрение уголовных дел, за угрозу по отношению к судье или народному заседателю и за их оскорбление [6] . Серьезным препятствием в реализации этих задач была марксистская идеология с ее классовым подходом по всем социальным явлениям, отрицанием частной собственности, непоколебимой верой в идеалы коммунизма и т. п. Тем не менее, принятые 2 июля 1991 г . После распада СССР в декабре 1991 г . возникла жгучая потребность в создании нового уголовного кодекса, который отражал бы изменения в политической и социально - экономической жизни нашего общества, учитывал требования экономической и правовой реформ и особенности перехода к рыночной экономике. Новый УК введен в действие с 1 января 1997 г . Впервые в истории отечественного уголовного законодательства в нем перечислены принципы Уголовного права и раскрыто их содержание.

Уголовный Кодекс пронизывает идея неклассового подхода, на передний план выдвигается защита важнейших общечеловеческих ценностей, закрепленных Конституцией РФ. В общей части содержится ряд новелл: дана категоризация преступлений, содержится более четкая формулировка умысла и неосторожности как форм вины, формулировка преступлений с двумя формами вины, норма об отсутствии ответственности при невиновном причинении вреда, расширен круг обстоятельств, исключающих преступность деяния, содержатся более конкретные нормы о формах и видах соучастия и т. д.

Особенная часть поделена на разделы, в основе которых лежит принцип родового объекта. На первом месте - раздел, посвященный преступлениям против личности; есть специальный раздел, посвященный преступлениям в сфере экономики. 2. Принципы уголовного права РФ 1. Понятие и значение принципов уголовного права.

Принципы уголовного права – это закрепленные в уголовном законодательстве и воплощаемые в правоприменительной практике основополагающие идеи, отражающие экономические, социально-политические и идеологические закономерности развития общества [7] . Принципы уголовного права зафиксированы в главе первой УК РФ 1996 г . Законодатель называет пять принципов: законности (ст. 3), равенства граждан перед законом (ст. 4), вины (ст. 5), справедливости (ст. 6), гуманизма (ст. 7). Принципы уголовного права обязывают законодателя учитывать их при криминализации и декриминализации деяний, введении новых уголовно-правовых институтов и отдельных норм, т. е. при осуществлении государственной уголовной политики.

Значение принципов уголовного права состоит также в том, что ими руководствуются судебно-следственные и иные правоохранительные органы в осуществлении своей деятельности.

Например, принцип вины обязывает суд установить и доказать вину подсудимого и ее форму (умысел или неосторожность). Принцип гуманизма требует от суда при назначении наказания обдумать вначале возможность применения наименее строгого вида наказания из тех, что предусмотрены в санкции конкретной нормы Особенной части, а лишь затем переходить к более строгому виду наказания.

Принципами уголовного права должны руководствоваться и граждане при защите своих законных прав и интересов, при противодействии преступности. 2. Принцип законности.

Принцип законности означает, что преступность и наказуемость деяния, а также иные уголовно-правовые последствия совершения преступления определяются только Уголовным кодексом. Из этого следует, что уголовно-правовой запрет и наказание за его нарушение должны быть установлены только законом (издаваемым высшими органами государственной власти Российской Федерации нормативно-правовым актом), а не каким-либо иным источником права (подзаконным актом, судебным прецедентом или обычаем). Данное положение вытекает из ч.2 ст.54. Конституции РФ, в которой сказано : «Никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением». Таким образом в действующем уголовном законодательстве воспроизведена выдвинутая еще в XVIII столетии Чезаре Беккария классическая формула: 'nullum crimen, nulla poena sine lege' (нет ни преступления, ни наказания без указания о том в законе) [8] . Однако к этим общим требованиям, вытекающим из принципа законности, предусмотренного в ст. 3 УК РФ, ученые-юристы добавляют ряд других требований, напрямую связанных с первыми. Одно из главных правовых требований, связанных с принципом законности, состоит в том, что приоритетом над внутригосударственным правом обладают нормы международного права [9] . Это положение прямо следует из содержания Конституции РФ 1993 г ., согласно которой общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

Помимо этого в ч. 2 ст. 1 УК РФ говорится о том, что правовой основой кодекса являются Конституция РФ, а также общепризнанные принципы и нормы международного права.

Принцип законности применительно к правовой системе Российской Федерации предполагает полную кодификацию уголовно-правовых норм и запрет применения уголовного закона по аналогии.

Кодификация представляет собой систематизацию правовых норм, осуществляемую по определенным правилам.

Полная кодификация означает, что все уголовно-правовые нормы объединяются в едином правовом документе - кодифицированном акте, или кодексе.

Применение норм по аналогии - это применение одной и той же нормы к разным правовым случаям, имеющим определенное сходство.

Использование норм по аналогии допускается, например, в гражданском праве, однако полностью исключено в уголовном праве.

Судебно-следственная практика может столкнуться с достаточно опасными видами поведения человека, но если такое поведение прямо не запрещено уголовным законом, привлечение к уголовной ответственности за него невозможно. Так, например, по статьям 121 и 122 УК РФ нельзя привлечь к уголовной ответственности больного за заражение им другого лица опасной болезнью (гепатитом, гриппом, холерой и пр.), поскольку в них предусмотрена ответственность за заражение лишь венерической болезнью или ВИЧ-инфекцией.

Невозможно привлечение к уголовной ответственности лиц, не являющихся должностными, за получение ими незаконного вознаграждения, например, в случае, когда слесарь-сантехник требует денег за работу, которую он должен выполнить бесплатно для жильца, или когда учитель средней школы принимает денежную сумму за обещание выставить в четверти хорошие и отличные оценки. 3. Принцип равенства граждан перед законом.

Принцип равенства граждан перед законом, предусмотренный в ст. 4 УК РФ, означает, что «Лицо, совершившее преступление подлежит уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений и т.п.

Единственным критерием при решении вопроса о привлечении лица уголовной ответственности является наличие в совершенном деянии признаков состава преступления.

Принцип равенства всех перед законом не исключает, однако, неприкосновенности ряда высших должностных лиц государства: Президента РФ, членов Совета Федерации, депутатов Государственной думы (ст.91, ч. 1 ст. 98 Конституции РФ), судей (ч. 1 ст.122 Конституции РФ), прокуроров (ст. 39 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в ред.

Федерального закона от 17. 11. 1995 № 168-ФЗ)» [10] . Нередко этот принцип толкуется более широко и понимается как равенство перед законом не только преступников, но и потерпевших, которые имеют полное право на равную защиту своих интересов. Кроме того, согласно этому подходу, принцип равенства обязывает законодателя таким образом криминализировать (т. е. объявлять преступными) деяния, чтобы это не ставило вне ответственности определенные категории правонарушителей [11] . Принцип равенства граждан перед законом не существует в отрыве от других принципов, в частности справедливости и гуманизма.

Поэтому УК РФ допускает в некоторых случаях смягчение ответственности. Так, смертная казнь и пожизненное лишение свободы не могут быть назначены женщинам, а также мужчинам, совершившим преступление в возрасте до 18 лет либо достигшим 65 лет на момент вынесения приговора. В этом нет нарушения принципа равенства, поскольку он означает равную обязанность всех лиц, совершивших преступление, нести за него уголовную ответственность. 4. Принцип вины. Этот принцип, являющийся выдающимся достижением уголовно-правовой мысли XVIII в., был закреплен в уголовном праве цивилизованных государств. Он означает, согласно ст. 5 УК РФ, что лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина. Этот принцип выражается в латинской формуле: 'nullum crimen, nulla poena sine culpa' (нет ни преступления, ни наказания без вины). В российском уголовном праве не допускается объективное вменение, т. е. уголовная ответственность за невиновное причинение вреда (ч. 2 ст. 5 УК РФ) [12] . Объективное вменение существует, к примеру, в американском уголовном праве в виде 'строгой', или 'абсолютной' ответственности.

Основанием уголовной ответственности в подобных случаях является сам факт совершения запрещенного законом действия (бездействия), т. е. объективная сторона деяния, и судебно-следственные органы не обязаны доказывать конкретную форму вины лица.

Опровержение 'презумпции виновности' лежит на самом обвиняемом. К преступлениям 'строгой' ответственности относятся незаконное распространение наркотиков, продажа недоброкачественных продуктов питания, посягательства на окружающую природную среду и др. В российском уголовном праве невиновное причинение вреда, называемое 'казусом', или 'случаем', означает, что лицо, совершившее деяние, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть (ч. 1 ст. 28 УК РФ). Деяние также признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, хотя и предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но не могло предотвратить эти последствия в силу несоответствия своих психофизиологических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам (ч. 2 ст. 28 УК РФ). Несмотря на прямой запрет объективного вменения, оно в определенных границах существует и в российском уголовном праве. Так, например, УК РФ предусматривает ответственность за кражу с причинением значительного ущерба потерпевшему (ч. 2 ст. 158 УК РФ). При этом понятие значительного ущерба в законе не раскрывается и, следовательно, является оценочной категорией, устанавливаемой судом. Суд определяет, является ли ущерб значительным для данного конкретного гражданина, руководствуясь самыми разными обстоятельствами, в том числе имущественным положением собственника, включая доходы и имущественные обязанности потерпевшего.

Очевидно, что в момент совершения кражи похититель мог и не знать обо всех этих обстоятельствах, которые впоследствии будут установлены судом (например, о том, что потерпевший платит алименты на содержание троих несовершеннолетних детей или что потерял работу и не имеет средств к существованию). Таким образом, лицу объективно вменяется причинение значительного ущерба потерпевшему без учета осознания виновным в краже такого отягчающего обстоятельства. 5. Принцип справедливости.

Принцип справедливости, имея по сути своей этическое происхождение, указывает на корелляционные связи между характером, степенью общественной опасности преступления, обстоятельствами его совершения, личностью виновного и наказанием и иными мерами уголовно-правового характера, применяемыми к лицу, совершившему преступление. [13] Представляется, что справедливость как правовой принцип находится среди базовых идей развития и российского, и международного уголовного законодательства. И в одной, и в другой системе данный правовой принцип обуславливает цели уголовной ответственности, а также средства их достижения. Так, идея справедливости находит воплощение в положениях ст.60 УК РФ 'Общие начала назначения наказаниям, где, речь идет о назначении справедливого наказания лицу, признанному виновным. Один из руководящих принципов ООН в области предупреждения и уголовного правосудия изложен следующим образом: 'Правовые системы, включая уголовное правосудие, должны эффективно содействовать благотворному справедливому развитию с должным учетом факторов, связанных с правами человека и социальной справедливостью, обеспечивать независимость от личных или групповых интересов при отправлении судебных или квазисудебных функций и соблюдение принципа пристрастности при укомплектовании персоналом судов, а также предусматривать эффективное уголовное судопроизводство и обеспечение доступа к нему общественности'. Идея справедливости заложена в международном стандарте о неограниченном доступе людей к правовой системе: 'На основе соответствующей политики, направленной на преодоление существующих социально-экономических, этнических, культурных и политических несоответствий или различий правовым системам следует стремиться к обеспечению широкого доступа к правосудию для всех слоев общества, в особенности для наиболее уязвимых из них.

Следует создать, там, где их нет, соответствующие механизмы правовой помощи и защиты, прав человека в соответствии с требованиями правосудия. Кроме того, в правовых системах следует предусмотреть легкодоступные, менее дорогостоящие и необременительные процедуры мирного урегулирования споров и судебного разбирательства или арбитража в целях обеспечения оперативности и справедливости квазисудебных и судебных действий для всех, предоставляя при этом средства для оказания широкой правовой помощи в целях эффективной защиты всех нуждающихся в ней' [14] . ООН также считает необходимым рекомендовать государствам следующий принцип развития уголовной политики в целом: 'Развитие, направленное на ускорение экономического роста и социального прогресса и на обеспечение мира во всем мире и социальной справедливости на основе всеобъемлющего и комплексного подхода, следует планировать и надлежащим образом осуществлять с учетом влияния различных факторов, в том числе справедливой политики в области предупреждения преступности и уголовного правосудия' [15] . Полагаем, что проводимая в настоящее время политика гуманизации уголовно-правовых и пенитенциарных источников российского законодательства во многом обусловлена содержанием данных рекомендаций. 3. Принцип гуманизма в уголовном законодательстве Принцип гуманизма (ст. 7 УК РФ) в юридической литературе определяется весьма широко.

Однако и в этих случаях нередко упускается из виду, что сфера реализации гуманизма еще шире, ибо распространяется и на содержание диспозиций и санкций норм Особенной части УК. Гуманизм как основополагающая идея уголовного права, преломляясь в содержании каждой из таких норм, тем самым облекает себя в правовую форму, становясь при этом уже выражением гуманизма как принципа уголовного законодательства. По мнению Улезько С.И и Смоленского М.Б. из законодательного определения гуманизма вытекают два аспекта рассмотрения этого принципа.

Первый из них заключается в обеспечении безопасности членов общества от преступных посягательств. Второй связан с гуманным отношением к виновным при реализации норм, предусматривающих ответственность за совершенные им преступные деяния [16] . Точное выражение принципа гуманизма в уголовном законодательстве, поэтому во многом представляет собой проблему уяснения соотношения этих двух аспектов гуманизма, взвешенного подхода к человеку как объекту и уголовно-правовой охраны, и уголовно-правового воздействия.

Положение о том, что 'Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека' (ч. 1 ст. 7 Конституции), в своей значительной части обладает и гуманистическим содержанием.

Потому, характеризуя предмет уголовно-правовой охраны, следует иметь в виду не только обеспечение условий существования Российской Федерации как социального государства, всемерную охрану прав и интересов личности, но и обеспечение нерушимости устоев развития России как гуманистического государства, незыблемости ее движения вперед по пути к действительно гуманистическому обществу [17] . Гуманистическая образующая устройства реальных общества и государства (а значит, и ее приоритетная уголовно-правовая охрана) как раз охватывает и предопределяет эффективность уголовно-правового обеспечения всех указанных аспектов гуманизма. На самом доле, чтобы обеспечить безопасность граждан как членов общества, прежде необходимо обеспечить безопасность общества и государства в целом.

Всесторонняя же охрана интересов личности как минимум предполагает их достойное представительство в иерархии общественных интересов, их адекватное место в структуре общественных отношений существующего общества.

Очевидно также, что именно содержание гуманистических воззрений общества и государства обусловливают как степень гуманного отношения к потерпевшим, так и меру милосердия, человеческого отношения к преступникам.

Отсюда есть все основания говорить о широком и узком значении принципа гуманизма. В широком смысле он связан с обеспечением гуманистических устоев общества и государства, защитой прав и свобод человека и гражданина. И если такие обеспечение и защита свойственны уголовному законодательству, то, несмотря на суровые меры наказания, применяемые к лицам, совершающим тяжкие преступления, для него будет характерным и принцип гуманизма, а такие меры наказания в немалой мере будут лишь проявлением этой обеспечивающей охрану гуманистических ценностей общества стороны данного принципа, В узком смысле принцип гуманизма связан с гуманным отношением к потерпевшему от преступления лицу и преступнику. Его узкое значение обусловлено тем, что основой гуманного отношения к указанным лицам обычно выступает содержание тех же гуманистических ценностей, выраженных в уголовном законодательстве, что гуманное отношение к преступнику определяется исходя из характера и степени общественной опасности совершенного им преступления, п строгих рамках возникающего на его основе конкретного уголовно-правового отношения ответственности.

Степень заботливости к потерпевшему тоже в немалой мере зависит от тяжести ущерба, причиненного его интересам, их значимости, т.е. определяется содержанием этого же конкретного отношения ответственности. Таким образом, узкое понимание принципа гуманизма, его гуманный аспект обусловливается содержанием гуманизма в широком смысле и определяется лишь применительно к факту совершения конкретного преступления.

Гуманность, следовательно, находит свое основное выражение в уголовно-правовых отношениях ответственности, в правоприменительной сфере. Хотя по сравнению с УК РСФСР действующее уголовное законодательство в целом лучше обеспечивает охрану гуманистических ценностей общества, исследование содержания норм Особенной части УК РФ под углом их соответствия принципу гуманизма, безусловно, и сейчас остается актуальным, сложным в теоретическом и бесспорно перспективным в практическом отношении делом. Тем более что последовавшие сразу за принятием УК 1996 года изменения отдельных его норм скорее вызывают обеспокоенность, тревогу по поводу ослабления правовой защищенности некоторых важнейших гуманистических ценностей, нежели уверенность в их надежной и эффективной охране [18] . Так, Федеральным законом от 25 июня 1998 г . изменены название и диспозиция ст. 134 УК. Слово 'шестнадцатилетнего' заменено в них словом 'четырнадцатилетнего'. Теперь диспозиция этой статьи гласит: 'Половое сношение, мужеложство или лесбиянство, совершенные лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с лицом, заведомо не достигшим четырнадцатилетнего возраста'. В условиях острого социально-экономического кризиса законодатели нашли время и таким образом 'поспособствовали' легализации и без того уже фактически существующего рынка подростковой проституции. Не может служить основанием для упразднения уголовно-правовой охраны половой неприкосновенности подростков от четырнадцати до пятнадцати лет и ссылка на семейное законодательство ('Порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста шестнадцати лет, могут быть установлены законами субъектов Российской Федерации' — ч. 2 ст. 13 Семейного кодекса РФ), ибо брачный возраст по СК установлен с восемнадцати лет (ч. 1 ст. 13) я лишь при наличии уважительных причин по решению органа местного самоуправления допускается вступление в брак с шестнадцати лет (ч. 2 ст. 13). Вступление в брак взрослого с лицом, не достигшим шестнадцати лет (где это разрешено региональными законами), при особых обстоятельствах — не противозаконно, а значит, и не общественно опасны и соответствующие половые связи, поскольку они допускаются ради 'укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьей всех ее членов' (ч. 1 ст. 1 СК). Однако нельзя этим исключительным и особым обстоятельствам отводить по УК роль ординарных, оставляя при этом интересы абсолютного большинства подростков без уголовно-правовой защиты. Тем более не может быть таких обстоятельств применительно к мужеложству и лесбиянству взрослых по отношению к подросткам, поскольку у последних в это время нередко лишь формируется направленность и содержание полового влечения.

Мальцев считает, что следует незамедлительно изменить редакцию ст. 134 УК. Ее диспозиция могла бы быть примерно такой: 'Половое сношение, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста, а равно мужеложство или лесбиянство, совершенное таким лицом, с несовершеннолетним...' [19] Раскрывая гуманизм по отношению к преступнику, нельзя акцентировать внимание исключительно на защите его прав и интересов, обеспечении прав человека, ибо именно наказание, будучи мерой государственного принуждения, заключающейся в лишении или ограничении прав и свобод лица, совершившего преступление (ч. 1 ст. 43 УК), существенно ограничивает его права и интересы, нередко и соблюдение применительно к нему отдельных прав человека (к примеру, права на свободу: 'Каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность' — ч. I ст. 5 европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод). Рассмотрение гуманизма лишь через призму минимально необходимой меры наказания или по возможности более мягкого отношения к лицу, совершившему преступление, оставляет в тени другое, помимо милосердия к преступнику, основание этих минимума и возможности — гуманность по отношению к потерпевшему. Права и интересы потерпевшего и преступника, обеспечивающиеся в уголовном законодательстве в общей форме как права И свободы человека и гражданина, неразрывны и на конкретном, правоприменительном уровне при выборе меры гуманного отношения как к преступнику, так и к потерпевшему. Ведь наказание, назначаемое лицу, совершившему преступление, в то же время одновременно в существенной своей части выступает и мерой гуманного отношения к пострадавшему от этого преступления.

Наказание действительно причиняет и всегда будет причинять страдания и отнюдь не только из-за современного состояния пенитенциарной системы или по причинам различий в личных свойствах осужденных.

Страдают, надо полагать, и те, для которых 'тюрьма — дом родной'. Может быть, правда, в силу их бытовой непритязательности (что скрывать, иногда условия быта на свободе бывают хуже, чем в местах лишения свободы) и нравственней черствости либо ограниченности и значительно меньше, нежели люди с утонченными натурами.

Однако страдания, особенно нравственные, всегда будут соединены с наказанием, поскольку именно они входят в содержание кары — неотъемлемого элемента наказания и средства достижения его целей. Само же наказание назначается совсем не ради причинения физических страданий или унижения человеческого достоинства, а в целях 'восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предупреждения совершения новых преступлений' [20] (ч. 2 ст. 43 УК). Хотя гуманизм по отношению к преступнику и потерпевшему, исходя из содержания конкретного отношения ответственности, получает свое окончательное выражение в приговоре суда, обеспечение уже на законодательном уровне справедливого баланса между интересами указанных лиц является необходимой предпосылкой реализации принципа гуманизма на практике.

Нарушение же такого баланса в пользу лица, совершившего преступление, или пострадавшего влечет за собой соответственно или ослабление правовой защищенности интересов потерпевшего либо применение неоправданно жестких мер уголовно-правового характера к преступнику. К сожалению, исследование действующего уголовного законодательства показывает, что в этом плане есть упущения и пробелы, допущенные законодателем, в частности при конструировании норм Особенной части УК. Личные неотчуждаемые права и свободы, потерпевших в современном уголовном праве иногда остаются недостаточно защищенными именно по причине чрезмерной юридической защищенности лиц, совершивших преступления, или, точнее, из-за непонятного стремления законодателя не затронуть мнимых или даже несуществующих интересов последних. По сравнению с УК РСФСР в нормах о преступлениях против личности действующего УК гораздо шире используется термин 'заведомостъ'. Так, убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (пп. 'в', 'г' ч. 2 ст. 105 УК), как и причинение вреда здоровью такому же лицу (п. 'б' ч. 2 ст. 111, п. 'в' ч. 2 ст. 112 УК), изнасилование заведомо несовершеннолетней, потерпевшей, заведомо не достигшей четырнадцатилетнего возраста (п. 'д'. ч. 2, п. 'в' ч. 3 ст. 131 УК), либо насильственные действия сексуального характера, совершенные в отношении заведомо несовершеннолетнего (несовершеннолетней) и в отношении лица, заведомо не достигшего четырнадцати лет (п. 'д' ч. 2, п. 'в' ч. 3 ст. 132 УК), выступают в качестве квалифицирующих или особо квалифицирующих признаков соответствующих составов преступлений. [21] Конечно, общественная опасность убийства беременной женщины, изнасилования несовершеннолетней или малолетней при прочих равных условиях выше, нежели убийства женщины, не находящейся в состоянии беременности, либо изнасилования взрослой потерпевшей и т.д. Между тем можно ли ставить степень защищенности таких важнейших объектов уголовно-правовой охраны, как жизнь женщины, находящейся в состоянии беременности, половая свобода и половая неприкосновенность несовершеннолетней и малолетней потерпевших только в зависимость от умышленного либо неосторожного отношения виновного к упоминавшимся признакам составов убийства или изнасилования? Нет. Это несправедливо в отношении потерпевших, пострадавших от действий убийц или насильников, которые хотя и не осознавали, но по обстоятельствам дела должны были и могли осознавать факт и беременности, и соответствующего возраста своих жертв.

Вместе с тем усиление уголовной ответственности убийц, причинителей умышленного вреда здоровью, насильников в этих ситуациях стало бы только справедливым и полностью основывающимся на принципе вины.

Сейчас же использование законодателем в анализируемых нормах термина 'заведомость' предполагает лишь умышленную форму вины, что создает преступникам, по сути, безразлично относящимся к названным уголовно-правовым объектам, привилегированное положение как по отношению к попранным правам потерпевших, так и по отношению к тем, кто совершил аналогичные преступления. [22] Изложенное позволяет сделать вывод о том, что исключение выражений 'заведомо для виновного' и 'заведомо' из диспозиций норм, предусмотренных пп. 'в', 'г' ч. 2 ст. 105 УК, п. 'б' ч. 2 ст. 111 УК, п. 'в' ч. 2 ст. 112 УК, п. 'д' ч. 2, п. 'а' ч. 3 ст. 131 УК, п. 'д' ч. 2, п. 'в' ч. 3 ст. 132 УК, повысило бы эффективность борьбы с подобного рода преступлениями и укрепило бы гуманистические гарантии прав ц свобод потерпевших в уголовном праве. Если, резюмируя сказанное, попытаться выделить основные положения, которым должно соответствовать определение гуманизма как принципа уголовного законодательства, необходимо, по меньшей мере, указать на следующее: 1) оно должно включать в себя и обеспечение гуманистических основ общества и социального государства, ибо без этого обеспечение безопасности человека попросту невозможно; 2) определение должно отражать весь комплекс прав и интересов личности, а не замыкаться на сфере безопасности человека; 3) оно должно предполагать не просто обеспечение прав и интересов личности (что в целом было присуще и УК РСФСР), а в силу ст. 2 Конституции РФ их приоритетную защиту; 4) поскольку реализация принципа гуманизма на практике осуществляется судом, его значение наряду с уголовным законодательством должно быть нормативно закреплено; 5) так как гуманное отношение к преступнику и к потерпевшему неразрывно связаны между собой, исходя из их соотношения, законодательная дефиниция должна отражать и тот, и другой аспекты гуманизма: 6) поскольку гуманность к упомянутым лицам имеет свои пределы и реализуется с учетом характера и степени общественной опасности преступления, совершенного виновным, значимости тех отношений, нарушением которых причиняется ущерб потерпевшему, основания и критерии таких пределов тоже должны быть обозначены в указанной дефиниции; 7) при формулировании принципа гуманизма должно быть использовано только понятие 'меры уголовно-правового характера', ибо употребляемое сейчас наряду с ним выражение 'наказание' охватывает хотя и самую значительную, но лишь часть мер уголовно-правового воздействия, что вносит в определение признаки, свойственные принципам меньшего объема, сужает содержание гуманизма как принципа уголовного законодательства до объема принципа назначения наказания.

Основываясь на обозначенных положениях, для более адекватного отражения принципа гуманизма в уголовном законодательстве в итоге можно предложить примерно такую редакцию его определяющей нормы: 'Статья 7. Принцип гуманизма 1. Уголовное законодательство и суды Российской Федерации обеспечивают охрану гуманистических основ гражданского общества и социального государства в России, приоритетную защиту прав и свобод человека и гражданина. 2. Меры уголовно-правового характера, не имеющие своей целью причинение физических страданий или унижение человеческого достоинства, применяются в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенного лицом преступления, тяжести ущерба, причиненного пострадавшему от преступления гражданину'. [23] Заключение В заключении я хотел бы отметить, что задачи, стоящие перед уголовным правом, решаются на основе его принципов, т. е. основных, исходных начал, в соответствии с которыми строится как его система, так и в целом уголовно-правовое регулирование.

Конкретное содержание принципов и их перечень и в общей теории права, и в уголовном праве понимаются неоднозначно. Как уже было отмечено в изложенном курсовом проекте, они подразделяются на общие (присущие системе права в целом и приобретающие в той или иной отрасли свое специфическое содержание) и специальные (отраслевые), раскрывающие качественные особенности правового регулирования отдельной отрасли права.

Однако в последнее время в уголовно-правовой науке была высказана и иная точка зрения, отрицающая необходимость выделения специальных (отраслевых) принципов уголовного права. Она аргументируется тем, что общеправовые принципы действуют через отраслевые, а специфические отраслевые принципы являются не чем иным, как своеобразным преломлением общеправовых принципов. Хочу заметить, что помимо сформулированных непосредственно в уголовном законе принципов, в науке уголовного права традиционно выделяются и другие принципы. Среди них особое значение имеет принцип гуманизма. Он означает, что всякое лицо, совершившее преступление, подлежит наказанию или иным мерам уголовно-правового воздействия, предусмотренным уголовным законом, которые не могут быть направлены на причинение ему каких-либо душевных или физических страданий, а также умаление его человеческого достоинства.

Гуманизм есть показатель культуры человечества достигнутый за всю его историю. «Никакие выгоды, достигнутые ценой преступления, Не могут вознаградить потерю душевного мира» [24] (Г.Филдинг) Библиографический список Правовые акты. 1. Конституция Российской Федерации //Российская газета. 1993. 25 декабря. 2. Уголовный кодекс Российской Федерации: От 13.06.1996 № 63-ФЗ.-В ред. от 26.07.2004. Научная литература. 1. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов.- М. Юристъ, 1997. – 668с. 2. Российское уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов /Под. ред. В.Н. Кудрявцева. - М.: Спарк, 1997. – 454с. 3 . Уголовное право. Общая часть: Учебник /Под. ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. – М.: Инфра, 2004. – 553с. 4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /Под общей ред. С.И. Улезько, М.Б. Смоленского. – Ростов-н/Д.: Изд-во МарТ, 2002. – С. 12. 5. Иванов Н.Г. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник для вузов. – М.: Экзамен 2003, - 687с. 6. Здравомыслов В.М. Уголовное право. Общая часть: Учебник. - М. 1999, 532с. 7. Козаченко Л.Е. Курс уголовного права. Общая часть.

Учение о преступлении: Учебное пособие. – М.: НОРМА, 1997. – 540с. 8. Спиридонов А.П. Принципы уголовного права //Журнал Черные дыры в Российском Законодательстве. – 2005. - №3. – С. 124 - 130. 9. Мальцев В. С Принцип гуманизма в уголовном законодательстве //Журнал Российская юстиция . – 2002. - №7. - С. 51 - 53. 10. Э.Борохов.

Энциклопедия афоризмов. - М.: Спарк, 1998. - 220с. [1] Российское уголовное право. Общая часть: Учебник для вузов /Под. ред. В.Н. Кудрявцева. - М.: Спарк, 1997. - С. 48. [2] Кудрявцева В.Н.Указ. соч. - С. 50. [3] Кудрявцева В.Н.Указ. соч. - С. 51. [4] Кудрявцева В.Н.Указ. соч. - С. 52. [5] Кудрявцева В.Н.Указ. соч. - С. 53. [6] Кудрявцева В.Н.Указ. соч. - С. 54. [7] Уголовное право. Общая часть: Учебник /Под. ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. – М.: Инфра, 2004. – С. 10. [8] Л.В. Иногамова-Хегай. Указ. соч. – С. 11. [9] Козаченко Л.Е. Курс уголовного права. Общая часть.

оценка стоимости склада в Твери
оценка станка в Орле
оценка машин для наследства в Брянске