Развитие гендерных исследований в США и Западной Европе

Онтологические факторы - это повседневные практики внутрии межполовых отношений, оформленных как конвенции гендерных контрактов. К политическим факторам мы причисляем опыт женского движения, проблематизирующий гендерные отношения.

Гносеологические факторы в данном случае понимаются как познавательные установки анализа гендерной проблематики.

Когнитивные факторы включают в себя знание и рефлексию гендерных отношений, связанные с участием в женском движении. Как же 'работают' эти факторы в западном контексте? Институционализация исследований женщин и гендерных исследований в западных обществах происходит начиная с 1970-х годов.

Исследования развиваются как когнитивная практика женского движения второй волны, опираясь на критическое осмысление некоторой социальной теории. В результате происходит адаптирование макросоциальной теории к гендерной проблематике.

Выделяют три исследовательских направления, развившихся в результате женского движения: 1) либеральный феминизм - полоролевой подход, 2) радикальный феминизм - исследования женщин и 3) конструктивизм - гендерные исследования. Эти направления развивались, сменяя и отрицая друг друга, и в настоящее время сосуществуют в рамках научного сообщества.

Перейдем к рассмотрению каждого из направлений.

Гендерные исследования на западе и США Либеральный феминизм - полоролевой подход ( sex - role theory ). Основной пафос этого подхода - в обеспечении равенства мужчин и женщин в публичной сфере. В онтологическом смысле либеральное направление женского движения проблематизировало гендерный контракт 'домохозяйки', доминирующий в западном обществе.

Конвенции гендерного договора, предписывающего женщине роль домохозяйки, закрепляют такие параметры ее положения, как отсутствие экономической независимости и самостоятельного источника существования, выполнение материнской и супружеской роли в семье. В результате такой гендерной конвенции одинокие и бездетные женщины оказываются исключенными и воспринимаются как девиации. При этом опыт белой замужней матери среднего класса экстраполируется на другие категории женщин. Такая гендерная онтология осмысливалась по-разному.

Пожалуй, самой значительной на всех этапах развития феминизма стала работа С. де Бовуар 'Второй пол' (1949), где была представлена экзистенциалистская трактовка различия полов и сформулирован лозунг 'женщиной не рождаются, женщиной становятся'. Однако в гегемонной социологической теории соответствующая онтология отношений между полами была закреплена в структурном функционализме.

Классик этого направления Т. Парсонс в 40-50-х годах выразил предписанный статус домашней хозяйки в американском обществе через концепцию полоролевого разделения на примере семьи.

Согласно его теории, женщина выполняет экспрессивную роль в социальной системе, мужчина -инструментальную . Экспрессивная роль заключается в установлении внутренних отношений между семьей и другими социальными системами, инструментальная рольэто роль добытчика. Хотя позиция Парсонса впоследствии была подвергнута критике , а затем и полному забвению со стороны феминистской мысли , его анализ разделения половых ролей проясняет и подтверждает онтологические основания положения женщины в западном обществе накануне возникновения женского движения второй волны. Более того, сам полоролевой подход стал первой теорией, объясняющей функционально обусловленное различие мужской и женской ролей в семье и обществе. Он позволил применить понятия социализации, ролей и статусов к интерпретации различий положения женщин и мужчин в обществе. В рамках этого подхода были выявлены напряжения половых ролей и сформулировано положение о кризисе американской семьи и, соответственно, мужественности и женственности.

Обратимся к политическим факторам, способствующим переформулированию полоролевого подхода в теорию либерального феминизма. К концу 60-х годов стало очевидно, что гендерный контракт домохозяйки неприемлем для женщин с высшим образованием, а также для одиноких и незамужних.

Именно они и стали активистками женского движения в это время, требуя равенства в сфере политики и экономики.

Либеральный феминизм рассматривается как вариант полоролевого подхода, преломленного в опыте женского движения.

Либеральные феминистки осмысливали положение женщин в рамках парсонсианства, формулируя тезис об угнетении женщин и мужчин предписанными им традиционными ролями. Такая когнитивная установка выдвинула перед движением политическую задачу изменения ролей, в частности выхода женщины за пределы роли домохозяйки. Вызов гендерным конвенциям контракта домохозяйки подразумевал обширную программу социальных преобразований в системе образования, в производственной, политической и законодательных сферах. Все эти реформы направлены на обеспечение равных прав и возможностей женщин в публичном мире, на изменение гендерного контракта в сторону 'равного статуса'. Эпистемологической установкой либерального феминизма стала ориентация на новое, 'объективное' знание о женщинах (и мужчинах). Такое 'истинное' знание предполагалось получить, сделав женщин 'видимыми', т.е. включив их в качестве субъекта и объекта познания.

Данная методология стала называться 'добавление женщин' ( adding women ). Включить женщин как субъект познания на данном этапе означало обеспечить фактическое присутствие их в научном сообществе.

Включить как объект - означало сделать женский опыт предметом исследования. Для выполнения этой двойственной стратегии в рамках либерального феминизма разрабатываются, с одной стороны, программы обеспечения женских квот на различных статусных позициях, а с другой - обсуждаются женская история, женская литература, женский труд, т.е. изучаются женщины.

Радикальный феминизм - исследования женщин ( women studies ) Главная идея этого направления заключается в том, что никакие правовые меры не в силах уничтожить патриархатные отношения между полами.

Женщина останется угнетенной до тех пор, пока не будут осмыслены истинные основы патриархата, заключенные в сфере приватности и интимности.

Сексуальность и репродуктивные возможности интерпретируются как основа угнетения женщины наряду с капиталистическими производственными отношениями. В онтологическом смысле радикальный феминизм продолжал традицию либерального, далее проблематизируя контракт домохозяйки. Но в области практик и опытов центральными проблемами становятся особенности женского опыта: репродуктивного - рождения детей, заботы и воспитания, угнетения патриархатным обществом, опыта страдания и, наконец, совместной борьбы в женском движении и переосмысления женской роли.

Политическим фактором этого исследовательского направления стала радикальная ветвь женского движения марксистской и социалистической направленности.

Относительная депривация, актуализированная политическими возможностями массового действия,в группах где молодые женщины обсуждали свои, казалось бы, личные проблемы - зависимость от партнера, оскорбление чувства собственного достоинства, вынужденные аборты, фрустрации в сфере сексуальности, проблемы контакта и понимания с мужчинами. Таким образом, осуществлялась коллективная проблематизация исполняемых женских ролей. Их личное стало интерсубъективным, а значит, и публичным. Через вербализацию и разделенную неудовлетворенность образовывалась женская коллективная идентичность 'сестринства', которая должна была найти опору в некоей социальной теории угнетения.

Радикальные феминистки адаптировали марксистские и психоаналитические категории к анализу отношений полов.

Центральной стала категория 'патриархата' (универсальная политическая структура, наделяющая мужчин преимуществами за счет женщин , главными были вопросы угнетения женщин, власти, проблемы неравенства.

Осмысление опыта женщин посредством таких категорий выступило в качестве когнитивной практики радикального женского движения 70-х годов.

Радикальные феминистки строят свою методологию изучения гендерных отношений. Они считают, что стратегия добавления женщин в науку не только недостаточна, но и оскорбительна. 'Добавить женщину' - еще не значит изменить перспективу отношений между полами.

Обычно такие 'добавки' приводят к растворению женственности в патриархатном дискурсе, к смещению акцентов на фигуры подруг и спутниц мужчин-вождей. Новая область знания институционализируется под названием 'исследования женщин' во всех смыслах, альтернативных патриархату.

Предметом этих исследований является собственно женский опыт, специфика женского вообще, осмысление способов мужского господства и женского угнетения в обществе. В сфере гносеологии данные исследования придерживаются так называемого позиционного подхода ( standpoint theory ). В соответствии с ним истина об отношениях между полами может быть достигнута лишь теми, кто находится на общей позиции, разделяет женский опыт, рефлексирует его и имеет опыт участия в женском движении как в борьбе против патриархата.

Основа истины о полах - страдание и сопротивление женщин.

Очевидна близость такого подхода позициям марксистской гносеологии, утверждавшей истинность пролетарского знания в противовес буржуазной науке.

Социальный конструктивизм - гендерные исследования ( gender studies ). Данный подход опирается на понимание гендера как социально сконструированного отношения неравенства по признаку пола. Он утверждает контекстуальную обусловленность гендерной культуры как научного и повседневного знания о ней . Сторонники данного подхода обращают внимание на роль исследователя/исследовательницы как 'социального конструктора знания', на его/ее субъективность и предвзятость, на недостижимость истинного и неизменного знания.

Символом веры становится множественность женственности, мужественности и их отношений.

Феминистские исследования 90-х годов в числе прочего меняют название и часто фигурируют под институциональным ярлыком гендерный подход.

Развитие исследований женщин на Западе привело к изменению подхода.

Изучая женский опыт, исследовательницы вынуждены были усомниться в его онтологической гомогенности, в правомерности тезиса о единой женской сути, об объединяющем женщин сестринском опыте.

Женские опыты различаются в разных культурах и социальных группах.

Категория различия становится основной в определении женственности.

Различия задаются, прежде всего, через контексты возраста, расы, класса и сексуальной ориентации. В каждом обществе присутствует несколько гендерных контрактов, и один из них является господствующим.

Такому господствующему контракту соответствуют образцы гегемонной маскулинности и доминирующей феминности. В процессе распространения курсов исследований женщин в 80-х годах в западных университетах обнаружилась нерелевантность созданных моделей опыту женщин -представительниц другой культуры . Цветные феминистки и феминистки неевропейских стран сформулировали тезис об иерархии женщин и гегемонии западной модели феминизма. Этот факт признается и лидерами исследований женщин . В связи с этим внимание сместилось к контекстам, определяющим различия (женского) опыта и его смыслов. В то же время развивается множество версий европейской феминистской мысли - французская школа, итальянская, немецкая, британская, скандинавская и пр. Итак, гносеология гендерных исследований сводится к конструктивизму, согласно которому в социально сконструированном мире не существует 'женского' как природного и неизменного.

Гендеров много, а знание - это когнитивная практика, т.е. в каждой конкретной ситуации нужно анализировать, кто изучал, что, когда и почему. Эта позиция отрицает гранд-теорию женственности, но вместе с тем исходит из наличия группового гендерного опыта, например, черных женщин низшего класса или гомосексуалистов в Японии.

Социальные и политические контексты, вводимые через пересечение категорий расы, класса и возраста, принципиальны для понимания гендерных отношений господства и власти.

Углубление идеи конструирования приводит в 90-х годах к включению в гендерный анализ проблем культуры и языка.

Заключение Таким образом, различение исследований женщин и гендерных исследований на Западе отражает развитие и смену методологии феминистского подхода. Если структурно-функциональный анализ стал познавательным инструментом либерального феминизма, то когнитивной практикой радикальной ветви женского движения стали марксизм и психоанализ - теории, которые легли в основу исследования женщин. В них подчеркивались отношения власти, неравенства, дискриминации, особенности женского опыта, его отличия от мужского и необходимость его озвучивания и изучения.

Гендерные исследования начали институциализироваться в 80-е годы в связи с развитием социально-конструктивистского и постструктуралистского подхода, с одной стороны, и движения цветных феминисток - с другой. В центре их внимания находятся механизмы создания и воспроизводства множественного гендерного неравенства. И исследования женщин, и гендерные исследования развиваются в русле феминистской традиции. При этом часто 'исследователи женщин' критикуют гендерный подход именно на основании неприятия самоназвания.

оценка авторских прав цена в Липецке
оценка квартиры для наследства в Белгороде
оценка имущества для нотариуса в Москве