Психологическое исследование политической культуры молодежи Крыма

Невозможно не считаться с молодежью, с ее потенциалом, идеалами, интересами, ожиданиями, с ее радикализмом и нетерпимостью ко всему обманчивому и ошибочному, с ее откровенностью и прямотой.

Практически во всех государствах посткоммунистического характера молодежь в настоящий момент находится в весьма сложных социально-экономических, политических условиях, когда ее вступление в жизнь сопровождается динамическими и неординарными процессами изменения не только политической системы или экономических механизмов хозяйствования.

Впечатляющим является изменение системы духовных, моральных ценностей, идеалов и ориентиров всех граждан, в особенности молодых.

Вследствие этого возникает необходимость по-новому взглянуть на проблему формирования гражданской позиции молодых, их политической культуры. Речь идет о знании, привычке, умении, которые должны стать действенными средствами для молодежи в ее повседневной деятельности как в собственных, так и в общенациональных интересах, в интересах себя и общества. В настоящее время само понятие 'политическая культура молодежи', как и более общее понятие 'политическая культура', сегодня употребляется в довольно абстрактных, а и кое-где противоречивых и непонятных для массового сознания значениях. В обществе идет разговор о политической культуре власти, о политической культуре политических лидеров, о политической культуре политических партий и общественных движений, наконец - о политической культуре общества, но мало кто упоминает о политической культуре молодежи, о ее особенностях, разногласиях и об ее важности в демократическом развитии украинского государства.

Игнорирование интересов молодежи или манипулирование ее сознанием повлекли за собой низкую эффективность молодежной политики, которая часто не достигала своей цели и превращалась в фарс, а процессы и мероприятия по формированию политической культуры юношей и девушек приобретали абстрактные, оторванные от реальной жизни значения.

Поэтому для нас сегодня не только интересным, но и довольно принципиальным является вопрос о том, что собой представляет политическая культура украинской молодежи.

Формирование гражданской позиции молодого человека всегда происходит в условиях выбора ею между 'иметь' и 'быть'. Э.Фромм отмечал, что преобладание ориентации 'иметь' может стать патологией, если такая ориентация становится доминирующей, постоянной.

Конечно, не только сам молодой человек избирает между 'быть' и 'иметь'. Выбор этот, рядом с личностными качествами человека, в значительной мере обусловлен тем, как влияет на молодого человека семья, друзья и окружение в целом. Еще одна проблема состоит в том, что довольно тяжело определить, кого в нашем обществе ныне больше: интерналов (людей, которые считают, что все зависит от них самих и от их деятельности); экстерналов (тех, кто во всем обвиняют внешние обстоятельства) или же амбивалентов (тех, кто не может определить, от кого зависит их судьба). Понятно одно - желательно иметь общество, где преобладают именно интерналы , люди сильные, мужественные, имеющие активную жизненную позицию.

Конечно, огромное значение имеет то, занимают ли такую позицию именно молодые люди.

Беспокоясь о формировании национального самосознания граждан, не следует упрощенно считать, что для этого достаточно лишь более активно заниматься вопросами языка, традиций, культуры, обычаев, которые присущи украинцам как нации.

Самосознание базируется на определенном ценностном пространстве, которое состоит из таких фундаментальных для каждого человека ценностей как здоровье, семья, личная безопасность, хорошие отношения с другими, материальное состояние, интересная работа, справедливая оплата труда, сильная власть (законность и порядок), хорошее образование. Вот какими являются для наших молодых соотечественников первые приоритеты, а уже потом идут те, которые базируются на них, - свобода совести и мысли, возрождение и развитие национальной культуры, бесплатное образование, медицина, жилье и т.п.. Вообще проблема молодежи и политической власти требует отдельного рассмотрения, и глубокого изучения, которое в Украине на данный моментотсутствует . Именно отсутствие глубинных и основательных исследований этой проблемы обуславливает ее актуальность.

Анализируя особенности проявления политической культуры в современной Украине, современные исследователи ( В.Бебик , М.Головатый, А.Ерышев, М.Пирен , В.Пилипенко, Т.Поснова , Л.Орбан-Лембрик , В.Ребкало , В.Циба и др.) подчеркивают, что в украинском обществе наблюдается некоторый ее дефицит. В условиях разворачивающихся демократических процессов в Украине проблема формирования политической культуры звучит с новой силой. В исследованиях отечественных ученых (В.М. Бебик, Т.І.Белавина, М.Ф.Головатый, В.Духневич, М.Иванов, М.И. Пирен , Т.Поснова, В.А.Ребкало, М.Слюсаревский и др.) неоднократно обсуждалась проблема целенаправленного повышения уровня политической культуры, выделялись основные направления воспитательной работы по формированию зрелой гражданской позиции (на основе морального, гражданского и патриотического воспитания). Вместе с тем, практически не затрагиваются психологические аспекты данного процесса, в частности, недостаточно освещены внутренние механизмы и детерминанты развития политической культуры.

Отчетливое понимание внутренних причин становления и развития политической культуры будет способствовать более эффективному решению прикладных задач данной области.

Объект исследования: индивидуально-психологические особенности молодежи Крыма.

Предмет исследования: психологические особенности политической культуры молодежи Крыма.

Рабочая гипотеза: существуют значимые различия между психологическими особенностями политических культур молодежи Симферополя и Севастополя. Цель исследования: выявить психологические особенности политической культуры молодежи Крыма.

Задачи: 1. Проанализировать феномен политической культуры. 2. Подобрать методы психологического исследования особенностей политической культуры. 3. Провести констатирующий эксперимент. 4. Выявить психологические особенности политической культуры молодежи Крыма. 5. Выявить существующие различия политических культур молодежи Симферополя и Севастополя.

Методы исследования: - анализ научной литературы; - интервью; - анкетирование; - диагностические методики; - метод математической статистики.

Выборку составляют молодые люди в возрасте от 18 до 25 лет, 34 из которых проживает в Севастополе, 29 – в Симферополе.

Исследование проводилось на базе Севастопольского городского гуманитарного университета, Севастопольского Национального технического университета, Севастопольского филиала Московского государственного университета и Симферопольского национального университета. В период с 15.03.06 по 20.04.06. ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФЕНОМЕНА ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ 1.1. Феномен политической культуры: история изучения вопроса Впервые понятие «политическая культура» было употреблено И.Г. Гердером [9] в 1784 году в работе «Идеи к философии истории человечества». Гердер использовал это понятие применительно к характеристике степени зрелости культуры.

Первым в области систематизированного изучения политической культуры стал Г. Алмонд . В своей статье «Сравнительные политические системы» он предложил формулировку концепции политической культуры, что в последствие дало основание для распространенного мнения, что именно Г. Алмонд ввел в научный оборот понятие политической культуры.

Последствием разработки этой концепции стала совместная работа Г. Алмонда и С. Вербы «Культура гражданственности» [2], в которой была предпринята попытка сравнительного исследования политической культуры ряда стран (Великобритании, Франции и др.). В числе первых отечественных работ, посвященных теме политической культуры, следует отметить книгу В. Герье «Первая русская государственная дума: Политические воззрения ее членов» (1906), а также работу И. К. Луппола «Ленин и философия. К вопросу об отношении философии и революции» (1930). Также необходимо отметить резкое увеличение исследовательского интереса к данной проблеме в период с 1980 по 2000 годов и назвать таких авторов, как И.А. Василенко, К.С. Гаджиев, Ю.С. Пивоваров К.Н. Леонтьев и др.

Анализируя историю изучения политической культуры, современные ученые [11] выделяют три этапа развития данного концепта в XX веке: 1920 – 1930 гг.

Ведущим направлением этого периода стало изучение возможностей достижения социальной стабильности. Здесь необходимо в первую очередь отметить исследования Ч. Мериама , осуществившего в 1928 – 1938 гг. серию сравнительных исследований политической культуры в разных странах. 1950 – 1970 гг. Этот период поставил вопрос о необходимости реформ политических систем и поиска их путей.

Резкий подъем интереса к феномену политической культуры в данный период был обусловлен результатом осознания ограниченности институционального подхода в социально-политических исследованиях. Кроме этого, данный отрезок времени совпал с периодом «хрущевской оттепели» и рядом успешных революций в странах третьего мира, в частности на Кубе, Анголе, Зимбабве и др. 1980 – 1990 гг.

Данный период времени отмечен таким глобальным явлением, как распад Советского Союза и системы государственного социализма в ряде стран Восточной Европы.

Необходимо отметить, что феномен политической культуры в современной науке интерпретируется самыми разными образами, что объясняется двумя обстоятельствами. Во-первых, это понятие разделило понятие «культура», которое является одним из наиболее многозначно трактуемых.

Полиаспектность феномена политической культуры обуславливает его междисциплинарный характер в качестве объекта исследований, что в свою очередь определяет многообразие подходов и интерпретаций. Во-вторых, количество трактовок понятия «политическая культура» увеличивается благодаря прилагательному «политическая», которая относится к сфере политической науки, являющейся одним из относительно молодых направлений научных исследований, сформировавшихся в XX веке. Кроме этого, отсутствует единый подход к исследованию данного феномена.

Подходить к рассмотрению данного понятия целесообразно на основе предварительного уяснения более общего понятия — культура. Этот термин имеет латинское происхождение, и изначальный его смысл — возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание. В философской литературе культуру определяют, как 'специфический способ организации и развития человеческой жизнедеятельности, представленный в продуктах материального и духовного труда, в системе социальных норм и учреждений, в духовных ценностях, в совокупности отношений людей к природе, между собой и к самим себе.

Культура есть совокупность материальных и духовных ценностей, а также способов их созидания, в которых закрепляются и передаются от поколения к поколению достигнутые результаты деятельности людей в различных областях общественной жизни'[28]. Политическая культура часто рассматривается как основа всей политической деятельности или, по крайней мере, как фактор, определяющий характер, особенности и уровень развития политической деятельности.

Содержание понятия «политическая культура» включает исторический опыт, память социальных общностей и отдельных индивидов в сфере политики, их ориентации, навыки, влияющие на политическое поведение. Этот опыт содержит в обобщенном, преобразованном виде впечатлений и предпочтений в сфере внешней и внутренней политики.

Определения политической культуры делятся на 4 основные группы [17]: Психологические определения.

Политическая культура рассматривается в них как набор ориентации на политические объекты.

Обобщенные определения. В них политическая культура понимается и как установка, и как поведенческие акты.

Объективные политические определения.

Культура обозначает в них объекты власти, санкционирующие поведение участников, приемлемое для данной системы.

Особенности системы здесь важнее, чем состояния индивидов.

Эвристические определения.

Политическая культура рассматривается как гипотетический конструкт, созданный в аналитических целях. Г.Алмонд и С.Верба как создатели научной школы дают следующее определение: политическая культура – это “специфические ориентации-установки в отношении политической системы и ее различных частей и установки в отношении собственной роли в системе. Это совокупность ориентаций в отношении особой системы социальных объектов и процессов”[2]. С.Вайт дает следующее определение политической культуры: политическая культура – это субъективное содержание политики (которое исследует деятельность субъектов, а не институтов), стиль деятельности индивида в сфере политики, нормативные требования; Р.Фейген определяет политическую культуру как совокупность типичных образцов поведения, модель образа жизни и действий и состояние умов, которое их определяет; В определении Л.Пай политическая культура это набор чувств и представлений, придающих упорядоченность и значение политическому процессу; Роуз и Доган рассматривают данный феномен как совокупность ценностей, представлений и эмоций, придающую смысл политической жизни. Далее рассмотрим структуру политической культуры. В любой политической культуре всегда присутствуют два основных компонента – ядро и периферия. Ядро политической культуры составляют ее наиболее устойчивые элементы, прошедшие проверку временем, те, которые основаны на национальных и религиозных ценностях и традициях, отражающих ментальные характеристики народа, социальной группы и т.д. Ядро политической культуры наиболее консервативно и с большим трудом поддается изменениям, на нем основывается стабильность политической системы, устойчивость и единство общества.

Периферия политической культуры более подвижна, динамична, она отражает более конъюнктурные, временные координаты политической культуры и служит первичной зоной ее изменений.

Политическая культура имеет многокомпонентный характер.

Алмонд выделял в ее структуре следующие элементы: 1. Когнитивный элемент политической культуры составляют доминирующие в обществе или наиболее характерные для той или иной социальной группы типичные, укоренившиеся представления о разных аспектах политической жизни общества: о политической системе и ее отдельных институтах, о политическом режиме, механизме власти и управления; о принятии решений и их реализации; о носителях властных полномочий; о собственном месте в политической жизни, компетентности и эффективности участия в политической деятельности. В качестве когнитивного элемента политической культуры выступают устойчивые стереотипы политического сознания во всех его формах и проявлениях.

Стереотипы политического сознания могут носить характер теоретических обобщений либо существовать в форме обыденных представлений. Во всех случаях источниками их формирования выступают как правдивая информация, так и непроверенные факты, слухи и дезинформация.

Однако независимо от того, являются ли сложившиеся политические представления правдивыми или ложными, соответствующий носитель политической культуры руководствуется ими в своей деятельности как истинными.

Устойчивые политические представления весьма существенным образом влияют на развитие политического процесса, они являются необходимой предпосылкой его определенности, последовательности и предсказуемости. 2. Нормативно-оценочный элемент политической культуры образуют характерные для данного общества, определенной социальной группы, отдельного индивида политические ценности, нормы, цели, идеалы. Нормативно-оценочный компонент политической культуры является своеобразным эталоном, по которому данный социальный субъект дает оценку существующим политическим отношениям, ходу политического процесса, выносит вердикт об их соответствии или несоответствии своим социально-политическим нормам, целям и идеалам.

Содержание и направленность устойчивых ценностных ориентации обусловливают место политических явлений в жизни личности, группы, общества. 3. Эмоционально-психологический компонент политической культуры составляют чувства и переживания, которые испытывают социальные субъекты в связи с их участием в политических процессах. К таким чувствам и переживаниям можно отнести, например, жажду социальной справедливости, нетерпимость к социальному и национальному угнетению, любовь к родине, ненависть к врагам, эмоциональный подъем по поводу политических побед или, напротив, мучительные переживания в связи с постигшим поражением.

Эмоциональные чувства и психологические переживания составляют неотъемлемую сторону политического сознания и поведения.

Сопровождая практически любые проявления социальной активности субъекта и направляя ее на достижение жизненно значимых целей, эмоции и чувства выступают одним из главных элементов механизма регулирования политических отношений.

Развитая политическая культура предполагает формирование у ее носителей устойчивых стереотипов в области эмоций, чувств и переживаний.

Эмоционально-психологический компонент политической культуры включает в себя также и иррациональные факторы в сознании и поведении, которые представляют собой сложные и не поддающиеся простому причинно-следственному объяснению побудительные мотивы в действиях людей. Такие факторы проявляются в форме политических мифов, которые есть не что иное, как вера людей в то или иное «светлое», «прекрасное» будущее. Как и предубеждения, политические мифы есть, главным образом, продукт эмоциональной деятельности людей и опираются на общественные авторитеты. Но в отличие от предубеждений они характеризуются относительной долговечностью и продолжают существовать при определенных изменениях в политической обстановке. 4. Установочно-поведенческий компонент политической культуры составляют политические установки и соответствующие стереотипы поведения, которые способствуют переводу представлений и ценностей в плоскость практической реализации.

Политическую установку можно охарактеризовать, как отношение субъекта к политическим явлениям, политическое поведение — это тот или иной способ реагирования субъекта на происходящие события.

Политическая установка и политическое поведение существуют в органическом единстве, их устойчивые стереотипы составляют непременный компонент политической культуры личности, социальной группы, нации или общества в целом.

Современные ученые, в частности Д.В. Ольшанский [17], выделяют следующие компоненты политической культуры: 1) компонент познавательной ориентации, включающей знания о политической системе, составляющих ее ролях, носителях этих ролей и особенностях функционирования системы; 2) компонент эмоциональной ориентации, отражающей чувства по отношению к политической системе, ее функциям, участникам и их деятельности; 3) компонент оценочной ориентации, выражающей личное отношение человека к политической системе и ее составляющим. Все рассмотренные элементы политической культуры относительно самостоятельны и вместе с тем взаимосвязаны, тесно переплетаются, образуя специфическую целостность.

Характер политических знаний и представлений, ценностей и убеждений, эмоциональных состояний и психологических чувств, позиций и установок, преобладающих образцов поведения определяют содержание политической культуры, присущей данному социальному объекту общезначимых политических знаний, которые складываются из теоретических, т.е. научных знаний, и практических знаний, получаемых на основе текущей информации.

Важнейшей характеристикой политической культуры конкретного общества является степень ее гомогенности . Неоднородность допускает существование ряда субкультур и даже контркультур в рамках (или наряду) с господствующей политической культурой.

Однородность категорически препятствует этому, служа основой для тоталитаризма.

Политическая культура — динамичный и, одновременно достаточно инерционный феномен. Она развивается вместе со своими носителями, индивидами и политическими общностями, Политический опыт при передаче от поколения к поколению подвергается внешним воздействиям, которые либо укрепляют основы сложившейся политической культуры, либо видоизменяют ее. К таким воздействиям относятся ряд моментов. Во-первых, это динамика отношений в сфере производства и потребления, что ведет к перестройке социальной структуры, потребностей и интересов социальных групп. Во-вторых, обретение нового исторического опыта. Опыт передается следующим поколениям не в чистом, а превращенном виде. Трансформация первичного опыта происходит через закрепляющие его идеологические представления, нормы и ценности, а также за счет личных особенностей тех, кто передает этот опыт.

Важнейшим средством консервации устоявшихся элементов политической культуры являются традиции.

Межпоколенческую передачу политической культуры можно представить как процесс закрепления в сознании граждан определенной системы ориентации на соответствующие ценности, нормы и образцы политического поведения, в рамках которой существует более устойчивое ядро, обеспечивающее преемственность политической культуры, и менее устойчивые, изменяющиеся ориентации.

Необходимым условием существенных преобразований политической культуры является накопление в обществе мощных изменений, воздействие которых на сознание людей способно преодолеть их сопротивление внедрению новых образцов и норм политического поведения.

Политическое сознание является одной из форм реализации политической культуры, наряду с неосознанными реакциями ориентировочного порядка и импульсивными поведенческими актами.

Типология политической культуры является одним из самых удобных инструментов для объяснения и прогноза поведения политических субъектов. Для понимания различных типов культуры выделяются различные основания или критерии. Г.Алмонд , С.Верба выделяли три основных типа культуры и три производных. 1. Провинциалистский , патриархальный или традиционалистский тип политической культуры Формируется в период дополитических ( потестарных ) отношений.

Общественные ориентации на вождя, лидера.

Регламентация отношений на основе обычая, традиций.

Жесткое исполнение норм, правил, консервативность.

Объединение людей и групповая идентификация по родовым или клановым признакам.

Легитимизация власти на основе обычая (традиционные, племенные, общинные отношения, монархии). Подданные к власти индифферентны.

Собственное участие во власти подавлено и дифференцируется только исходя из установленного статуса (кланы, касты, семьи, династии и т.д.). 2.Подданический или субъективный тип ПК Сильная ориентация на политическую систему в целом, на государство. Они воспринимаются как что-то заданное и стабильное, могущественное и несокрушимое.

Позиция индивида: систему изменить невозможно (или мало возможно), поэтому лучше ей подчиниться и соблюдать ее правила.

Отношение к власти в основном пассивное, лояльно-конформистское. Хотя чувства по отношению к власти могут быть разнообразны: и признания, и неприязни.

Отношение к разным частям политсистемы может быть разное, но в основном они воспринимаются интегрировано. 3.Партиципаторный или активистский тип ПК Ориентация на активное участие и влияние как на политсистему в целом, так и на отдельные ее части.

Отношение к политике сознательное, нейтральное, зависит от конкретных политических сил и методов осуществления власти.

Позиция индивида: систему можно менять и совершенствовать.

Производные типы смешанной культуры: 1.Патриархально-подданический Характерна для периода перехода от традиционных обществ к политическим, собирания, централизации государства, установления основных его институтов.

Утрачиваются ориентации на племенную, феодальную, либо местную знать (земляческие, клановые структуры), формируются основные ориентации в пользу специализированных институтов. 2.Подданически-активистский Доминируют авторитарно-лояльные конформистские ориентации на политическую систему.

Наряду с ними существую ориентации участия, критики, претензий на влияние (на”вход” в политическую систему). 3.Патриархально-активистский Характерен для обществ, осуществляющих переход от клановых, патриархальных отношений к демократическим, минуя жесткие, авторитарные отношения.

Ориентации: на фоне клановых, земляческих установок активные установки на участие в политике. Кроме названных типов Алмонд и Верба описали тип культуры, который они считают наиболее распространенным в демократических странах, это некий средний тип подданически-активистский , который они назвали гражданской культурой. Под гражданской культурой они понимали культуру “умеренности”, которая является продуктом длительного закрепления либерально-демократических ценностей, участия гражданина в управлении обществом, принятии политических решений. Она результат укрепления доверия между гражданами и властью, рассредоточения власти между многими секторами принятия решений, существования взаимной ответственности и сотрудничества. Смысл ее в том, что граждане не нуждаются в постоянном активном участии во власти и выдают ей некоторый кредит доверия, который представляет власти относительную свободу на определенный период (от выборов до выборов). Отсюда сочетание лояльности граждан к политической системе и ее конкретным институтам с пониманием своей способности влиять на нее.

Уровень готовности участвовать во власти и реальное участие не совпадают, что создает резерв влиятельности граждан, который всегда держит власть в ситуации повышенной ответственности. Тем не менее в целом степень участия граждан в принятии решений весьма высока, что достигается за счет значительного числа ролей, выполняемых гражданами в гражданском обществе и структурах самоуправления.

Основная функция политической культуры - обеспечивать генерализацию ценностей, преемственность — тем самым гарантируя эволюционный ход развития истории.

Политическая культура является механизмом поддержания целостности всей политической системы. И чем сложнее и многограннее политическая культура, тем большими адаптационными ресурсами обладает политическая система.

Рассмотрим другие функции политической культуры.

Интегрирующая функция помогает людям в обществе осознавать себя как народ, помнить свою историю, понимать свое место в мире, передавать из поколения в поколение ценный политический опыт. В истории существует немало примеров, когда политическая культура помогала целым народам выжить и сохранить свое достоинство даже во времена тяжелейших кризисов.

Коммуникaтивная функция помогает выражать интересы и воли , жизненные цели народа цивилизованными способами, способствует проявлению законных политических устремлений.

Регулятивная функция заключается в том чтобы взаимодействие различных, часто противоречащих друг другу интересов не привело к катастрофе, необходимы правила, признаваемые всеми политическими силами.

Выработка этих правил и контроль за их выполнением составляют суть регулятивной функции.

Значит, важнейшее действие политической культуры состоит в установлении и укреплении конституционного строя.

Ценностная функция дает возможность выявить, осознать ту систему ценностей, которая более всего отвечает его взглядам и интересам. Одной из важнейших функций, которую выполняет политическая культура, является осуществление ею политической социализации личности.

Анализируя вышесказанное, необходимо отметить, что политическая культура является сложным психолого-политическим феноменом, на природу которого существует множество взглядов. В данной работе мы опираемся на понятие, приводимое Д.В. Ольшанским : политическая культура – исторический опыт, память социальных общностей и отдельных индивидов в сфере политики, их ориентации, навыки, влияющие на политическое поведение.

Следуя из этого, отметим, что субъектом политической культуры может быть индивид, группа, партия, регион, население страны в целом и т.д. Среди объектов, на которые направлена установка, принято выделять политическую систему в целом, текущий политический процесс, политический режим, отдельные партии, политических лидеров, политические ценности, наконец, самого субъекта.

Ценность понятия «политическая культура» состоит в том, что оно позволяет выявить глубинные причины специфики политического поведения различных социальных общностей и индивидов при близких условиях их существования. 1.2 Политическая социализация, как процесс формирования политической культуры Процесс политической социализации личности рассматривается одновременно и как составляющая, и как одна из главных функций политической культуры. В психологии и социологии процесс социализации (от латинского socialis — общественный) описывается как включение индивида в общество через оснащение его опытом предыдущих поколений, закрепленным в культуре. Этот процесс с одной стороны решает проблемы индивида, помогая ему стать полноправным членом своей группы, с другой стороны обеспечивает жизнедеятельность общества и преемственность самой культурной традиции.

Прежде всего социализация может пониматься как социальное созревание личности. Это предполагает перевод требований общества внутрь самой личности, или интериоризацию . Суть социализации вообще состоит в усвоении человеком определенной системы знаний, норм и ценностей, позволяющих ему функционировать в качестве полноценного и полноправного члена общества.

Адаптацию и развитие личности обеспечивают такие психологические механизмы, как интериоризация опыта общества и экстериоризация опыта индивида [20]. Процесс социализации имеет стадиальный характер. Среди ученых нет единства в представлении о длительности каждого этапа и всего процесса в целом. Так, одни авторы [25] считают, что социализация ограничена детским и юношеским возрастом, после чего можно говорить о ресоциализации . Другие [4] считают, что социализация длится всю жизнь, а стадии ее соответствуют не только этапам взросления организма, но и вхождению человека в новые социальные группы.

Каждая стадия данного процесса проходит под влиянием определенных социальных институтов. Под институтами социализации принято понимать те элементы социальной структуры, которые призваны передавать индивиду образцы поведения, нормы, ценности культуры. Кроме институтов можно говорить о более широком понятии — факторах социализации, под которыми понимаются условия определяющие этот процесс: микрои макросреда, образ жизни, уровень развития общественного сознания и т.п. Эти обобщенные социальные факторы действуют на личность и непосредственно. Но чаще всего факторы выступают в виде персонифицированных носителей общественного влияния, которые получили название агентов социализации. К их числу относятся родители, члены семьи, сверстники, учителя, молодежный кумир и другие, значение которых не равнозначно для личности, но каждый из которых по-своему вводит ее в социум. Среди социологов и психологов можно встретить различные трактовки Проблеме социальной и политической адаптации человека, восприятия им традиций и ценностей начало уделяться повышенное внимание в 20-х гг. XX века.

Однако единого подхода к пониманию процесса политической социализации выработано не было. Так, классическая теория политической социализации, разработанная под руководством Д. Истона , трактовала ее как процесс обучения человека специальным ролям, которые ему необходимо выполнять в сфере политики.

Большинство поддерживающих эту теорию ученых (Л. Коэн, Р. Липтон , Т. Парсонс ), естественно, акцентировали внимание на взаимодействии человека с политической системой и ее институтами.

Другое направление в политической науке (М. Хабермас , К. Луман ) рассматривает политическую социализацию как аккультурацию (т. е. основание человеком новых для себя ценностей), выдвигая, таким образом, на первый план внутриличностные , психологические механизмы формирования политического сознания и поведения человека.

Ученые, работающие в русле психоанализа (Э. Эриксон , Э. Фромм ), главное внимание уделяют исследованию бессознательных мотивов политической деятельности (формам политического протеста, контркультурного поведения), понимая политическую социализацию как скрытый процесс политизации человеческих чувств и представлений.

Учеными марксистского или диалектико-критического направления [1] рассматриваются процессы социализации в большой мере с точки зрения индивида или группы, чьи проблемы должны быть реализованы вопреки претензиям на властвование со стороны политической системы. Они отбрасывают разницу между общей и политической социализацией, поскольку за этим скрывается искусственное отделение индивида от государства и общества.

Исходя из общественной обусловленности человека, марксистская наука концентрирует внимание на процессе отчуждения личности как важнейшей проблемы индустриального общества.

Несмотря на различия в подходах, большинство ученых все же сходятся в том, что важнейшими функциями политической социализации являются достижение личностью умений ориентироваться в политическом пространстве и выполнять там определенные властные функции. В этом смысле политическая социализация представляет собой как бы двуединый процесс: с одной стороны она фиксирует усвоение личностью определенных норм, ценностей, ролевых ожиданий и проч., требуемых политической системой, а с другой – демонстрирует, как личность избирательно осваивает эти традиции и представления, закрепляя их в тех или иных формах политического поведения и влияния на власть. А из этого в свою очередь следует, что влияние общества на политические качества личности, а также контроль за ходом политической социализации в решающей степени ограничиваются внутренними убеждениями и верованиями человека. При этом существует узкое и широкое понимание политической социализации. В узком понимании – это сознательное и целенаправленное внедрение политических ценностей, убеждений, навыков и т. д.

Данную задачу выполняют в основном официальные и полуофициальные учреждения, институты, организации. Они имеют целью создание благоприятных условий для принятия людьми господствующего социального порядка. В широком смысле политическая социализация – это вся система политического обучения, – формального и неформального, целенаправленного и непредусмотренного, – на всех этапах жизненного цикла. Такая система включает в себя не только сугубо политическое, но и неполитическое обучение, которое сказывается на политическом поведении и политических установках людей. Набор политических знаний, умений и навыков человека прежде всего зависит от его субъективного состояния и выполняемых в политике ролей (поскольку, к примеру, лидер и рядовой избиратель не могут руководствоваться одними и теми же образцами политического поведения), а также от деятельности основных агентов политической социализации: семьи, системы образования, политических институтов, религиозных и общественных объединений, средств массовой информации.

Действие этих трех переменных политического процесса и предопределяет различия первичного и вторичного этапов политической социализации.

Политическая социализация рассматривается по аналогии с общим процессом социализации как процесс включения человека в политическую систему. С точки зрения системы в процессе политической социализации происходит воспроизводство ее институтов, осуществляется преемственность важнейших политических ценностей.

Необходимость этого процесса для сохранения системы связана прежде всего с приходом в политику новых поколений. Но со сменой политического ландшафта, даже в рамках одного жизненного цикла, возникает необходимость рекрутировать новых участников, снабдить их официальными ценностями и, тем самым, укрепить систему. Эта же задача стоит и перед отдельными политическими организациями и партиями применительно к своим членам и сторонникам. Для становления человека в качестве гражданина ему необходимо освоить систему политических ценностей, идей, в которые он может верить и ориентации в политической среде, которые позволят ему адаптироваться к ней.

Политическая социализация на уровне индивида представляет собой перевод требований системы в структуру личности, интериоризацию ее ключевых политико-культурных элементов. В современных обществах большую актуальность представляют собой две проблемы.

Первая состоит в том, как происходит включение личности в политику в рамках всей политической системы, то есть на макроуровне . Анализ политической социализации, очевидно, следует начинать с того, чтобы представить себе, под влиянием каких социальных условий происходит становление типичных форм политического поведения и сознания, как разные политические партии и организации мобилизуют новых членов, какие идеологические веяния определяют климат в данный момент.

Каждое поколение несет на себе отпечаток специфических исторических условий, в которых происходило их становление.

Вторая проблема связана с тем, что политическая социализация имеет особенности и на микроуровне — уровне малых групп и личности. Здесь нельзя не учитывать локальные условия созревания человеческой личности в конкретной семье, ближайшем окружении.

Именно через них идет процесс усвоения политических ролей, образцов поведения. Так же как и общий процесс социализации, — политическая социализация проходит поэтапно, по стадиям, что обусловлено возрастными изменениями личности.

Первичная политическая социализация характеризует первоначальное (обычно с 3-5 лет) восприятие человеком политических категорий, которые постепенно формируют у него избирательно-индивидуальное отношение к явлениям политической жизни. По мнению Д. Истона и И . Дениса, здесь необходимо различать четыре аспекта процесса социализации: непосредственное «восприятие» ребенком политической жизни, информацию о которой он черпает в оценках родителей, их отношениях, реакциях и чувствах; « персонализация » политики, в ходе которой те или иные фигуры, принадлежащие к сфере власти (например президент, милиционер, которых он видит по телевизору или возле своего дома), становятся для него образцами контакта с политической системой; «идеализация» этих политических образов, т. е. образование на их основе устойчивых эмоциональных отношений к политике; « институциализация » обретенных свойств, свидетельствующих об усложнении политической картины мира ребенка или его переходе к самостоятельному, надличностному видению политики. В целом особенности первичного этапа политической социализации состоят в том, что человеку приходится адаптироваться к политической системе и нормам культуры, еще нет понимания их сущности и значения.

Поэтому для исключения в будущем аномальных, антисоциальных форм поведения необходимо соблюдать определенную последовательность в применении механизмов передачи ребенку политических норм и прошлого опыта. В частности, для сохранения естественного характера включения его в политический мир предпочтительные те социальные формы, где политическая информация неразрывно соединена с авторитетом учителя, примером деятельности старших и ни в коем случае не содержит жестоких идеологизированных образов и понятий.

Только на этой основе развивающееся детское сознание можно подкреплять императивными суждениями и оценками, а впоследствии и аксиологическими нормами и представлениями (ценностями, идеалами, принципами). Вторичная политическая социализация характеризует тот этап деятельности человека, когда он освоил приемы переработки информации и осуществления ролей, способен противостоять групповому давлению и выразить свою способность к индивидуальному пересмотру идеологических позиций, переоценке культурных норм и традиций. Таким образом, главную роль здесь играет т. н. обратная социализация, характеризующая влияние самого человека на отбор и усвоение знаний, норм, приемов взаимодействия с властью. В силу этого вторичная социализация выражает непрерывную самокоррекцию человеком своих ценностных представлений, предпочтительных способов политического поведения и идеологических позиций.

Очевидно, что политическая социализация имеет свой особый механизм. Он функционирует на трех уровнях.

Первый уровень – социальный. Это уровень общества в целом. На нем человек вовлекается в политику под давлением серьезнейших проблем, с которыми столкнулось все общество.

Например, вовлечение людей в массовые общественно-политические движения происходят под давлением глобальных проблем современности, в том числе и экологической.

Политизация людей может быть обусловлена и обострением безработицы, коррумпированностью властей, разгулом преступности, ухудшением качества и уровня жизни.

Второй уровень – социально-психологический. Так как человек политически социализируется в составе не только больших социальных групп (семья, друзья, товарищи по школьному классу или студенческой группе, коллектив по работе), следовательно его политической социализации во многом способствует межличностное общение. В ходе такого общения он подвергается внушению и влиянию собеседников. Через общение во многом происходит его политическая самоидентификация ( самовосприятие ). Межличностное отношение, кроме того, во многом способствует и научению человека, его ориентации в политической действительности и политических проблемах.

Третий уровень – внутриличностный . На этом уровне политическая социализация происходит через интересы человека, его потребности, мотивы, установки и ценностные ориентации.

Именно они играют значительную роль в формировании политического сознания человека.

Именно они во многом «управляют» его политическим поведением.

Политическая культура общества – чтобы стать частью сознания человека и повлиять на формирование его политических убеждений должна быть «пропущена» через его индивидуальные потребности. Иначе соответствующая информация о политической действительности лишь «скользит» по поверхности человеческого сознания.

Наконец, особенности и содержание процесса политической социализации зависят и от целого ряда факторов. Эти факторы возможно разграничить на политические и неполитические. К основным политическим факторам относятся: характер и тип государственного устройства; политический режим; политические институты, партии, организации и движения. К неполитическим факторам относятся: семья; группа сверстников; учебные заведения; работа; культура, искусство, литература; средства массовой информации; национальные традиции. Обе группы факторов тесно взаимодействуют друг с другом.

Политическое значение для человека нередко приобретают факторы, на первый взгляд не относящиеся к политике.

Например, труд, характер взаимоотношений человека и природы и др. Здесь многое зависит от роли и места неполитических факторов во внутренней и внешней политике государства в отношении общества и других государств.

Исследования, проведенные в разных странах, позволили выделить наиболее характерные образцы, стандарты взаимодействия индивида и власти, в результате которого осуществляется преемственность политического развития, передача политических ценностей от одного поколения к другому.

Западные политологи [ 11 ]выделяют несколько типов политической социализации.

Гармонический тип политической социализации характерен для британо-американской культуры.

Наличие культурно-однородной среды, зрелых демократических традиций, обеспечивают диалог индивида и власти. И власть, и индивид привержены общепринятым идеалам, нормам и ценностям, что позволяет новым поколениям безболезненно входить в политическую жизнь.

Плюралистический тип политической социализации преобладает в странах Западной Европы.

Вхождение в политику каждого нового поколения происходит здесь в условиях разнородных субкультур.

Поэтому первоначально политическая социализация индивида осуществляется в рамках ценностей и идеалов конкретной этически-культурной группы.

Однако культурное, религиозное, этническое многообразие не мешает представителям разных групп находить общий язык, достигать консенсуса в отношении главных политических ценностей, вытекающих из установок либеральной цивилизации (свобода, частная собственность, индивидуализм, права человека и т. д.). Несмотря на раздробленность культуры, власть и индивид приходят к согласию ибо не только власть, но и индивиды ограничены обязательством подчиняться общепринятым правилам.

Автономия личности предполагает способность индивида к самоорганизации, постоянной и всесторонней корректировке поведения.

Конфликтный тип политической социализации свойственен обществам «третьего мира». Нищета большинства населения, многообразие клановых, племенных, родовых ценностей затрудняют достижение согласия между властью и носителями различных ценностей.

Политическая социализация протекает здесь на фоне жестокой борьбы между носителями разных субкультур, отсюда высокая степень политического насилия.

Гегемонистический тип политической социализации предполагает включение в политику новых поколений исключительно на основе ценностей какого-либо класса, религии, политической идеологии. Этот тип политической социализации характерен для закрытых политических систем, не признающих ценностей иных систем.

Именно этот тип политической социализации до недавнего времени существовал в Украине.

Исходя из вышесказанного можно сделать вывод, что политическая социализация является чрезвычайно сложным и разнонаправленным психолого-политическим процессом, занимающим важное место в процессе формирования политической культуры общества.

Благодаря политической социализации личность становится гражданином; не только объектом, но и субъектом политики. 1.3. Детерминанты и механизмы политической культуры Отечественные и зарубежные ученые выделяют ряд внешних и внутренних факторов, связанных с формированием и трансформацией политической культуры. К внешним факторам относятся окружение определенного политического сообщества и обусловленное им влияние политических, социально-экономических и культурных систем граничащих государств, события мировой истории и общая логика развития цивилизации, современная социальная ситуация развития и институционные условия. В то же время, более детального анализа требуют внутренние факторы, обусловливающие развитие политической культуры. Вся совокупность внутренних факторов может быть представлена тремя группами детерминант: социально-психологическими, групповыми и индивидуально-психологическими. Среди социально-психологических детерминант можно отметить целый ряд социокультурных феноменов и связанных с ними процессов, таких как этническое самоутверждение и самоопределение тенденции к этническому или региональному « капсулированию »[13], проявление хроничеcких социальных моделей поведения, кризисе социальной идентичности [8]. К числу факторов, обусловливающих особенности политической культуры определенного общества, можно отнести и некоторые бессознательные аспекты коллективной психики, что предопределяет склонность данного социума к принятию конкретного стиля власти, идеологии, морально-ценностных приоритетов, доминированию специфических массовых настроений и поведенческих патерналистских установок [16]. Ко второй группе детерминант, определяющих особенности политической культуры, относятся социально-демографические характеристики социальной группы (возраст, пол, этническая принадлежность), а также образовательный, профессиональный и социально-экономический статусы.

Третья группа индивидуально-психологических детерминант включает мотивационно-смысловые образования, особенности социальной идентичности, некоторые личностные характеристики.

Наряду с выделенными социально-психологическими детерминантами формирования политической культуры следует учитывать и психологические механизмы развития ее развития.

Современными учеными выделяются общепсихологические и частные механизмы.

Рассмотрим более детально некоторые из них. 1. Механизма обновления реализуется через межпоколенческую передачу политической культуры, радикальную трансформацию и плавное преобразование политической культуры.

Воспользуемся метафорическим представлением политической культуры в виде ядра - устойчивого компонента, объединяющего терминальные ценности, нормы социально-политической жизнедеятельности, типовые способы политической деятельности и др., и периферии – более подвижного компонента, включающего в себя инструментальные ценности, установки, стереотипы.

Варианты изменения политической культуры могут быть такими.

Прежде всего – это межпоколенчатая передача содержания ядра политической культуры.

Вторым вариантом изменения политической культуры является радикальная трансформация содержания периферии и ядра в результате накопления в обществе мощных изменений.

Воздействие этих изменений на психику людей способно преодолеть их обычное инерционное сопротивление внедрению новых образцов и норм политического поведения. И, наконец, еще одним вариантом является накопление количественных и качественных изменений в периферии политической культуры, которые обусловливают качественные изменения ядра. 2. Механизм установления различия и сходства является универсальным механизмом процесса социального познания и заключается в способности различать объекты на основании несовпадения их черт, а также устанавливать в этих объектах нечто общее.

Специфически человеческой характеристикой функционирования механизмов различия и сходства является умение придавать определенное значение (положительное либо отрицательное) и смысл установленным отношениям, что приводит к потенциальной поливариантной интерпретации социальной реальности. С одной стороны, это позволяет извлекать важные преимущества, с другой, – может стать причиной потенциального непонимания, агрессии и деструктивного поведения. В ряде случаев функционирование механизмов различия и сходства основывается на стереотипах, что приводит к заметному искажению социальной картины мира [ 15 ] . Вариантами проявления такого искажения может быть как устойчивая тенденция акцентировать свое внимание только на отрицательных сторонах оппонента при нежелании увидеть его сильные стороны, так и нетерпимость к малым различиям Нарушения функционирования механизмов различия и сходства ведет к целому ряду негативных последствий - интолерантности , конфликтности, ригидности субъекта политической деятельности, а также к препятствованию в развитии демократической политической культуры. Среди частных механизмов формирования и развития политической культуры выделяются следующие: 1. Политическая идентичность – результат процесса политической идентификации. Под данным механизмом понимается осознание человеком своих социально-экономических интересов и достаточно четкое представление о том, каким именно политическим силам (политическим партиям, лидерам) он готов делегировать полномочия представлять свои интересы в структурах власти. Чем выше уровень политической идентичности населения, тем более благоприятный фон формирования рациональной модели демократической избирательной системы идентификации. При стихийном способе формирования политической культуры определенные слои населения неосознанно идентифицируют себя с определенными политическими сообществами или их лидерами и тем самым заимствуют те образцы поведения, которые демонстрирует им объект идентификации. Для реализации интегративной функции политической культуры важное значение имеет не только политическая идентичность, но и напрямую связанные с ней различные составляющие социальной идентичности – региональной, этнической, гражданской, транснациональной.

Именно на основе сформированной социальной идентичности проявляется чувство национальной гордости, выбор конкретной страны своей родиной и желание активно принимать участие в политических процессах. 2. Социальные стереотипы – упрощенные, схематизированные образы социальных объектов, характеризующиеся высокой степенью согласованности индивидуальных представлений и влияющие на стратегию социального поведения. По мнению некоторых специалистов ( Л.Войтасик , А.Н.Лебедев-Любимов , Т.Мадржицкий , Л.Марголин, Г.С.Мельник, Ю.А.Шерковин и др.), стереотипы можно считать главным фактором, влияющим как на процессы восприятия политической пропаганды, так и на выбор стратегии политического поведения.

Вместе с тем, социальные стереотипы приводят к упрощенным и искаженным оценкам и суждениям, что влечет за собой не столько возможность понимания информации, сколько возникновение иллюзии такого понимания.

Наряду с адаптивной и ориентирующей функцией стереотипа, они также могут обуславливать инертность, косность деятельности и затруднять выбор новых способов поведения в новых условиях. 3. «Астенический синдром» субъекта политической деятельности, проявляется в психологической усталости, неверии в возможность влиять на развитие политической системы, в устойчивом переживании безразличия ко всему происходящему.

Возникновение данного синдрома обусловлено накопившимся негативным опытом взаимодействия с политической системой, крушением прежних идеалов и надежд, острым переживанием социальной несправедливости, негативным отношением к коррупции на всех уровнях политического аппарата и сформировавшейся на этой основе выученной беспомощности электората как субъекта политической деятельности. Кроме этого, явление массовой психологической усталости является благоприятным фоном для внезапной инверсии политических стереотипов. ГЛАВА 2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ МОЛОДЕЖИ КРЫМА 2.1. Описание методов исследования и выборки испытуемых Экспериментальная часть данной дипломной работы направлена на исследование особенностей политической культуры молодежи Крыма.

Конкретизация задач экспериментальной части работы заключалась в том, чтобы определить: - особенности смысложизненных ориентаций молодежи Крыма; - уровень гражданской ответственности молодежи Крыма; - уровень самоактуализированности молодежи Крыма; - уровень политической толерантности молодежи Крыма; - особенности социальной идентичности молодежи Крыма; - уровень популярности среди молодежи Крыма отдельных политических деятелей; - особенности политических установок и стереотипов. Для сбора данных в соответствии с задачами исследования были использованы следующие методики: 1. Тест смысложизненных ориентаций (СЖО) является адаптированной версией теста “Цель в жизни” ( Purpose-in-Life Test , PIL) Д. Крамбо и Л. Махолика . Методика была разработана на основе теории стремления к смыслу и логотерапии Виктора Франкла и преследовала цель эмпирической валидизации ряда представлений из этой теории. На основе факторного анализа адаптированной Д.А.Леонтьевым версии этой методики отечественными исследователями был создан тест СЖО, включающий, наряду с общим показателем осмысленности жизни, также пять субшкал , отражающих три конкретных смысложизненных ориентации : - цели в жизни - локус контроля-Я - локус контроля-жизнь . Тест СЖО содержит 20 пар противоположных утверждений, отражающих представление об факторах осмысленности жизни личности.

Обработка данных осуществлялась по 7-балльной шкале в соответствии с бланком-ключом к тесту. 2. Тест-опросник личностной зрелости Ю.З. Гильбуха . Данная методика разработана авторским коллективом под руководством Ю.З. Гильбуха и направлена на выявление уровня личностной зрелости испытуемого. В исследовании использовалась шкала данной методики «Уровень гражданской ответственности». Высокие баллы по данной шкале свидетельствуют о таких качествах личности, как патриотизм, интерес к событиям общественно-политической жизни общества, чувство профессиональной ответственности, коллективизм и т.д. 3. Тест «САМОАЛ» использовался для выявления уровня самоактуализированности молодежи Крыма.

Данная методика является адаптированной версией опросника POI ( Personal Orientation Inventory ). Эта методика была разработана с учетом специфических особенностей самоактуализации Н.Ф. Калиной.

Первый вариант САМОАЛ создан в 1994 г., в его стандартизации и валидизации принимал участие А.В.Лазукин. в процессе исследования использовались следующие шкалы данной методики: - ш кала ориентации во времени показывает, насколько человек живет настоящим, не откладывая свою жизнь на 'потом' и не пытаясь найти убежище в прошлом. Высокий результат характерен для лиц, хорошо понимающих экзистенциальную ценность жизни 'здесь и теперь', способных наслаждаться актуальным моментом, не сравнивая его с прошлыми радостями и не обесценивая предвкушением грядущих успехов.

Низкий результат показывают люди, невротически погруженные в прошлые переживания, с завышенным стремлением к достижениям, мнительные и неуверенные в себе. - шкала ценностей.

Высокий балл по этой шкале свидетельствует, что человек разделяет ценности самоактуализирующейся личности, к числу которых А.Маслоу относил такие, как истина, добро, красота, целостность, отсутствие раздвоенности, жизненность, уникальность, совершенство, свершения, справедливость, порядок, простота, легкость без усилия, игра, самодостаточность.

Предпочтение этих ценностей указывает на стремление к гармоничному бытию и здоровым отношениям с людьми, далекое от желания манипулировать ими в своих интересах. - синергия, или взгляд на природу человека может быть положительным (высокая оценка) или негативным (низкая). Эта шкала описывает веру в людей, в могущество человеческих возможностей.

Высокий показатель может интерпретироваться как устойчивое основание для искренних и гармоничных межличностных отношений, естественная симпатия и доверие к людям, честность, непредвзятость, доброжелательность. 4. Для исследования особенностей толерантного поведения молодежи Крыма использовалась методика исследования политической толерантности, разработанная И.В.Жадан . Данный опросник содержит 77 вопросов и позволяет выявить уровень следующих показателей толерантности: - общая толерантность; - уважение к правам и свободе выбора других; - активность, самоконтроль; - адаптивный тип поведения; - конструктивность стратегий коммуникативного взаимодействия; - жизненный оптимизм; - осознанность и критичность в восприятии общественной жизни. 5. Для изучения социальной идентичности и ее составляющих была использована методика «Социальная идентичность». С целью определения сформированности отдельных компонентов социальной идентичности респондентам предлагалось ответить на следующий вопрос: «В какой степени вы считаете себя представителем указанных ниже общностей? Оцените, пожалуйста, по 10-ти балльной шкале. - житель своего города; - крымчанин ; - украинец; - россиянин; - европеец; - человек мира; - представитель своей национальности. 6. Выявление существующих политических установок и стереотипных представлений студенческой молодежи осуществлялась на основе методики « Реальный-идеальный политик». Участникам исследования необходимо было выделить по 10 качеств, соответствующих обобщенному образу реального и идеального политика современной Украины. Для определения популярности среди молодежи Крыма некоторых политических деятелей применялся метод анкетирования.

Испытуемым было предложено оценить политическую деятельность той или иной личности от 1 до 10. предлагался следующий список известных политических деятелей: М. Тетчер А.Гитлер Д.С. Лихачев Ф Кастро А.Д. Сахаров Дж. Буш младший При обработке данных учитывался и тот факт, что отдельные личности из приведенного списка могут быть незнакомы респонденту. Для статистической обработки данных исследования использовался компьютерный пакет статистических программ Statistica for Windows 2.0.1. Выборка состоит из 63 человек в возрасте от 18 до 25 лет. 34 из них проживают в Севастополе (17 человек мужского пола, 17 – женского), 29 являются жителями Симферополя (15 человек женского пола, 14 – мужского). Испытуемые в процессе исследования проявляли достаточно выраженный интерес, в некоторых случаях незначительно угасающий по мере столкновения с трудностями.

Контакт с испытуемыми устанавливался легко и на протяжении всего исследования носил формальный характер.

Большинство испытуемых инструкции понимали сразу, особенно простые (необходимо согласиться, либо не согласиться с утверждением; необходимо выбрать наиболее подходящий вариант: А или Б, и т.д.). Некоторые испытуемые задавали вопросы и понимали задание после дополнительных разъяснений.

Многие респонденты интересовались целями исследования.

Исследование проводилось на базе Севастопольского городского гуманитарного университета, Севастопольского Национального технического университета, Севастопольского филиала Московского государственного университета и Симферопольского национального университета в период с 15.03.06 по 20.04.06. Был проведен констатирующий эксперимент.

Исследование носило срезовый характер.

Очередность проведения процедур (как по Севастополю, так и по Симферополю): 1. Отбор групп методов и методик, позволяющих изучитьособенности политической культуры молодежи. 2. Подготовка инструкций, материалов и заданий для испытуемых, определение даты и времени исследования. 3. Инструктирование и мотивирование испытуемых. 4. Проведение эксперимента (последовательность предъявления): - т ест смысложизненных ориентаций Д.А. Леонтьева; - тест-опросник личностной зрелости Ю.З. Гильбуха ; - тест «САМОАЛ»; - методика исследования политической толерантности И.В.Жадан ; - методика «Социальная идентичность»; - методика « Реальный-идеальный политик»; - анкетирование. 5. Количественная обработка и качественный анализ полученных данных. 2.2. Интерпретация и анализ полученных данных Для исследования смыложизненных ориентаций молодежи Крыма была использована методика «Тест смысложизненных ориентаций» Д.А, Леонтьева.

Индивидуальные данные по исследованию особенностей смысложизненных ориентаций молодежи Севастополя представлены в табл. 2.1 (см. приложение 1). Данные, представленные на рис. 2.1, свидетельствуют о том, что для 15 респондентов из 34 (34%) характерен высокий уровень осмысленности жизни. Как правило, такие люди умеют ориентироваться в жизненных ситуациях, имеют четкие цели в жизни и планируют их достижение. Для 18 респондентов (53%) характерен средний уровень. Для таких людей характерна постановка легко достижимых целей, которые придают жизни осмысленность 1 испытуемому (3%) присущ низкий уровень осмысленности жизни. Можно предположить, что данный испытуемый не имеет в данный момент никаких жизненных целей и неудовлетворен своим положением жизни в целом.

Среднее значение по шкале наличия цели в жизни у молодежи Севастополя равно 28,2 и соответствует среднему уровню.

Индивидуальные данные по исследованию особенностей смысложизненных ориентаций молодежи Симферополя представлены в табл. 2.2. (см. приложение 2). Рис. 2.2 . Выраженность уровня осмысленности жизни среди молодежи Симферополя по методике СЖО Данные, представленные на рис. 2.2, свидетельствуют о том, что 2 респондентам из 29 (7%) присущ высокий уровень осмысленности жизни. Такие люди умеют ориентироваться в жизненных ситуациях, имеют четкие цели в жизни и планируют их достижение. Для 18 респондентов (62%) характерен средний уровень. Для них характерна постановка легко достижимых целей, которые придают жизни осмысленность. 9 испытуемых (3%) характеризуются низким уровнем осмысленности жизни. Можно предположить, что эти испытуемые не имеют в данный момент никаких жизненных целей и неудовлетворены своим положением жизни в целом.

Средняя показатель по шкале осмысленности жизни у молодежи Симферополя равен 17,1 и соответствует среднему уровню. Рис. 2.3. Выраженность у молодежи Севастополя субъективной локализации контроля по методике СЖО Данные, представленные на рис. 2.3, свидетельствуют о том, что 5 из 34 испытуемых (21%) связывают успех своей деятельности с воздействием внешних обстоятельств, удачи. Такие люди часто не уверены в своих силах, эмоционально нестабильны и стремятся отложить реализацию своих намерений на неопределенный срок. Н изкие показатели по данной шкале у этих испытуемых могут свидетельствовать об убеждении в невозможности сознательного контроля над жизнью, неспособности к свободе выбора, и планированию на будущее. У 7 из 34 испытуемых (21%) интернальная локализация контроля. Эти люди последовательны и настойчивы в достижении поставленной цели, уравновешены и независимы, в случае неудачи предпочитают брать ответственность на себя. В ысокие показатели этих испытуемых могут свидетельствовать об их уверенности в способности контролировать свою жизнь, принимать решения и осуществлять задуманное. 22 из 34 испытуемых (64%) имеют смешанную локализацию контроля. У этих испытуемых субъективная локализация контроля не является устойчивым свойством личности.

Средний индекс по шкале «Локус контроля – Я» у молодежи Севастополя равен 15,4 и соответствует смешанному типу локализации контроля. Рис. 2.4. Выраженность у молодежи Симферополя субъективной локализации контроля по методике СЖО Данные, представленные на рис. 2.4, свидетельствуют о том, что 2 из 29 испытуемых имеют интернальную локализацию контроля. Они склонны приписывать результаты своей деятельности себе и своим усилиям.

Наиболее выраженными чертами характера таких людей являются уверенность в себе, последовательность и настойчивость в достижении поставленной цели, склонность к самоанализу. 9 из 29 испытуемых характеризуются экстернальной локализацией контроля, то есть склонны приписывать результаты своей деятельности внешним обстоятельствам, и не считают себя ответственными за происходящее. 18 из 29 испытуемых имеют смешанную локализацию контроля.

Субъективная локализация контроля у этих испытуемых не является устойчивым свойством личности.

Средний показатель локализации контроля у молодежи Симферополя равен 13,2 и соответствует смешанной локализации контроля. Для выявления уровня гражданской ответственности молодежи Крыма была использована методика « Тест-опросник личностной зрелости» Ю.З. Гильбуха (шкала «Уровень гражданской ответственности»). Индивидуальные данные молодежи Крыма по методике « Тест-опросник личностной зрелости» Ю.З. Гильбуха представлены в в табл. 2.3 (см. приложение 3). Рис. 2.5. Выраженность чувства гражданской ответственности у молодежи Севастополя Данные, представленные на рис. 2.5, свидетельствуют о том, что 2 из 34 испытуемым (6%) присущ очень высокий уровень гражданской ответственности. Можно предположить, что эти респонденты активно участвуют в политической жизни города и страны, осознают свою ответственность, как граждан за события, происходящие в стране. 15 из 34 испытуемым (44%) присущ высокий уровень гражданской ответственности.

Удовлетворительным уровнем гражданской ответственности характеризуются 13 из 34 испытуемых (38%). По видимому, эти испытуемые интересуются отдельными аспектами политической жизни страны, но интерес к участию в ней отсутствует, либо обусловлен какими-либо факторами (материальное вознаграждение, популярность и т.д.). Уровень гражданской ответственности 4 из 34 испытуемых (12%) оценивается как неудовлетворительный. Можно предположить, что эти люди не заинтересованы в общественно-политических событиях, им не присущи патриотические чувства.

Среднее значение по группе испытуемых, проживающих в Севастополе равно 6,4, и соответствует удовлетворительному уровню гражданской ответственности. Можно предположить, что молодежь Севастополя в целом индифферентна к событиям в общественно-политической жизни, а такие качества, как чувство гражданского долга, патриотизм, чувство профессиональной ответственности могут проявляться ситуативно . Индивидуальные данные молодежи Крыма по методике « Тест-опросник личностной зрелости» Ю.З. Гильбуха представлены в в табл. 2.4 (см. приложение 4). Рис. 2.6. Выраженность чувства гражданской ответственности у молодежи Симферополя Данные, представленные на рис. 2.6, свидетельствуют о том, что 6 испытуемым из 29 (21%) присущ высокий уровень гражданской ответственности. 12 из 29 испытуемых характеризуются удовлетворительным уровнем гражданской ответственности. Можно предположить, что эти испытуемые компетентны в отдельных вопросах современной политики, но уровень их политической активности зависит от сложившейся ситуации. 11 испытуемых характеризуются неудовлетворительным уровнем гражданской ответственности. Такие люди, как правило, аполитичны, не осознают роли личности в политической жизни страны и не интересуются сложившейся общественно-политической ситуацией.

Среднее значение по шкале гражданской ответственности равно 4,2 и соответствует среднему уровню.

Молодежь Симферополя можно охарактеризовать в целом, как политически пассивную, хотя в отдельных ситуациях и интересующуюся отдельными аспектами современной политики. Для изучения мотивационно-смыслового компонента политической культуры молодежи Крыма использовались 3 шкалы методики САМОАЛ: - шкала ориентации во времени; - шкала ценностей; - шкала «взгляд на природу человека» («синергия»). Индивидуальные данные молодежи Севастополя по методике САМОАЛ представлены в табл. 2.5 (см. приложение 5). Рис. 2.7. Выраженность показателя ориентации во времени среди молодежи Севастополя по методике САМОАЛ Данные, представленные на рис. 2.7, свидетельствуют о том, что 13 испытуемым из 32 (38%) присуща высокая степень ориентации во времени. По видимому, эти респонденты в своей жизни следуют принципу «здесь и теперь», при оценке политической ситуации понимают экзистенциональную ценность жизни и имеют адекватный уровень стремления к достижениям. 21 испытуемый (62%) характеризуется средней степенью ориентации во времени, что может свидетельствовать о том, что эти респонденты иногда не способны адекватно оценить ситуацию, опираясь на прошлый опыт. В таких случаях их деятельность, как правило, направлена на удовлетворение ситуативных потребностей. Также можно предположить, что эти люди бывают неуверенны в себе, тяжело переживают прошлый негативный опыт и могут испытывать тревогу из-за возможных предстоящих трудностей.

Среднее значение у молодежи Севастополя по шкале ориентации во времени равно 8,7 и соответствует среднему уровню.

Индивидуальные данные молодежи Симферополя по методике САМОАЛ представлены в табл. 2.6 (см. приложение 6). Рис. 2.8. Выраженность показателя ориентации во времени среди молодежи Симферополя по методике САМОАЛ Данные, представленные на рис. 2.8., свидетельствуют о том, что 3 испытуемых из 29 (10%) имеют высокий показатель по шкале ориентации во времени. Такие люди при оценке политических событий пытаются спрогнозировать последствия, опираясь на прошлый опыт и, как правило не испытывают тревоги перед возможными трудностями. 17 испытуемым из 29 (59)% присущ средний уровень ориентации во времени. Этим испытуемым, по видимому, не всегда удается адекватно оценить ситуацию и спланировать свою деятельность с прогнозом на будущие события. 9 испытуемых (31%) характеризуются низким уровнем ориентации во времени. Такие люди не осознают закономерностей общественной жизни, и их деятельность, как правило, направлена на удовлетворение насущных потребностей.

Среднее значение у молодежи Симферополя по шкале ориентации во времени равно 6,9 и соответствует среднему уровню. Рис. 2.9. Выраженность показателей по шкале ценностей среди молодежи Севастополя по методике САМОАЛ Данные, представленные на рис.2.9, свидетельствуют о том, что 8 испытуемых из 34 (24%) характеризуются высоким уровнем ценностей, что может свидетельствовать о том, что эти люди, принимая участие в общественно-политической жизни ориентированы на традиционные духовные ценности, стремятся к гармоничному бытию и здоровым отношениям с людьми. 24 испытуемых (70%) имеют средний уровень ценностей, что позволяет предположить, что система ценностных ориентаций у данных респондентов не сформирована и зависит от ситуации.

Низкий уровень ценностей присущ 2 испытуемым (6%). Можно предположить, что данные испытуемые не признают вышеуказанных ценностей и склонны к манипулятивным действиям в отношении других людей.

Среднее значение по шкале ценностей среди молодежи Севастополя равно 8,3 и соответствует среднему уровню. Рис. 2.10. Выраженность показателей по шкале ценностей среди молодежи Симферополя по методике САМОАЛ Данные, представленные на рис. 2.10, свидетельствуют о том, что 5 испытуемых из 29 (17%) характеризуются высоким уровнем ценностей. Такие люди, как правило, в оценке политической жизни ориентированы на духовные и морально-этические ценности, стремятся к установлению прочных контактов с людьми. 13 испытуемым (45%) присущ средний уровень ценностей. Можно предположить, что личностная система ценностей у данных испытуемых находится в процессе формирования. 11 испытуемых характеризуются низким уровнем ценностей. Такие люди, как правило, заинтересованы удовлетворением ситуативных потребностей и склоны к манипулятивным действиям в отношении окружающих.

Среднее значение по шкале ценностей среди молодежи Симферополя равно 7,3 и соответствует среднему уровню. Рис. 2.11. Степень выраженности взглядов на природу человека среди молодежи Севастополя по методике САМОАЛ Данные, представленные на рис.2.11, свидетельствуют о том, что 29 из 34 испытуемых (85%) имеют неопределенный взгляд на природу человека. Можно предположить, что отношение этих респондентов к окружающим определяется ситуацией и внутренним состоянием. 5 испытуемым (79%) присущ негативный взгляд на природу человека. По-видимому у данных респондентов отсутствует доверие к людям, нет уверенности в потенциальных возможностях общества.

Средний показатель среди молодежи Севастополя по шкале синергии равен 5,5 и соответствует неопределенному значению. Рис. 2.12. Степень выраженности взглядов на природу человека среди молодежи Симферополя по методике САМОАЛ Данные, представленные на рис. 2.12, свидетельствуют о том, что 2 испытуемых (7%) характеризуются позитивным взглядом на природу человека. Можно предположить, что испытуемым присущи такие качества, как открытость, искренность, добродушие. Такие испытуемые, как правило имеют изначально позитивную установку на большинство окружающих людей. 17 испытуемых из 29 (59%) не имеют сформированного взгляда на природу человека. По-видимому, их отношение к окружающим определяется ситуацией и внутренним состоянием. 10 испытуемых (34%) характеризуются негативным взглядом на природу человека. Такие люди, как правило, изначально негативно относятся к окружающим, и рассматривают их как средство для достижения своих целей.

Средний показатель среди молодежи Симферополя по шкале синергии равен 5,5 и соответствует неопределенному значению. Для исследования особенностей толерантного поведения молодежи Крыма использовалась методика исследования уровня политической толерантности И.В. Жадан . Индивидуальные данные по исследованию уровня политической толерантности молодежи Севастополя представлены в табл. 2.7 (см. приложение 7). Рис. 2.13. Выраженность политической толерантности среди молодежи Севастополя по методике И.В. Жадан Данные, представленные на рис. 2.13., необходимо отметить, что 7 испытуемым из 34 (21%) присущ высокий уровень политической толерантности, что может свидетельствовать о их осведомленности о значимости своего места и роли в системе политических взаимодействий, уверенности в своей способности влияния на политическую жизнь страны, осуществлять компетентный политический выбор и нести ответственность за его последствия. 27 испытуемых характеризуются средним уровнем политической толерантности, что свидетельствует о том, что восприятие себя и окружающих в социально-политической сфере носит ситуативный характер.

Среднее значение суммарного показателя толерантности молодежи Севастополя равно 50,2, что соответствует среднему уровню. Рис. 2.14. Выраженность политической толерантности среди молодежи Симферополя по методике И.В. Жадан Данные, представленные на рис. 2.14, свидетельствуют о том, что высокий уровень политической толерантности присущ 1 испытуемому (3%). Данный респондент, по-видимому, осознает свою роль, как личности в системе общественно-политических отношений, способен осуществить компетентный политический выбор и осознает свою ответственность за него. 21 испытуемый из 29 (73%) характеризуются средним уровнем политической толерантности, что может свидетельствовать о том, что система политических взглядов у данных людей находится в процессе формирования, либо является ситуативной. 7 испытуемым (24%) присущ низкий уровень политической толерантности, что позволяет предположить, что данные респонденты не осознают себя объектом политики, обладают малым объемом знаний об общественно-политической жизни страны.

Среднее значение суммарного показателя толерантности молодежи Симферополя равно 39,4, что соответствует среднему уровню. Рис. 2.15. Выраженность уровня уважения к правам и свободе выбора других среди молодежи Севастополя по методике И.В. Жадан Данные, представленные на рис. 2.15, свидетельствуют о том, что 2 из 34 испытуемых (6%) имеют низкий уровень уважения к правам и свободе выбора других. Можно предположить, что данные испытуемые имеют сформированную установку относительно общественно-политической жизни, и при столкновении с противоречащими данной установке мнениями способны на агрессивные реакции. 27 из 34 испытуемых (79%) характеризуются средним уровнем, что свидетельствует о том, что эти испытуемые либо не имеют сформированных установок относительно общественно-политической жизни, либо эти установки носят временный характер.

Высокий уровень присущ 5 из 34 испытуемых (15%), что свидетельствует о том, что данные респонденты способны принять точку зрения другого человека, если даже она противоречит их убеждениям.

Среднее значение уровня уважения к правам и свободе выбора других среди молодежи Севастополя равно 6,2, что соответствует среднему уровню. Рис. 2.16. Выраженность уровня уважения к правам и свободе выбора других среди молодежи Симферополя по методике И.В. Жадан Данные, представленные на рис. 2.16, свидетельствуют о том, что 4 испытуемым из 29 (14%) присущ высокий уровень уважения к правам и свободе выбора других. Такие испытуемые толерантны по отношению к людям, мировоззрение которых противоречит жизненным установкам испытуемых. В таких случаях данные респонденты ориентированы на диалог, дискуссию.

Средний уровень уважения к правам и свободе выбора других присущ 12 респондентам (41%), что свидетельствует о том, что жизненные установки данных испытуемых, возможно, не сформированы, либо носят временный характер.

Низким уровнем уважения к правам и свободе выбора других характеризуются 12 испытуемых (41%). Такие люди категорически не приемлют точку зрения, противоречащую каким-либо их жизненным установкам.

Среднее значение уровня уважения к правам и свободе выбора других среди молодежи Симферополя равно 4,2, что соответствует среднему уровню. Рис. 2.17. Выраженность уровня активности и самоконтроля среди молодежи Севастополя по методике И.В. Жадан Данные, представленные на рис. 2.17, свидетельствуют о том, что 16 из 34 испытуемых (47%) имеют высокий уровень активности и самоконтроля. Можно предположить, что данные испытуемые обладают высоким уровнем самоконтроля в сфере проявления эмоций. 12 из 34 испытуемых (35%) имеют средний уровень активности и самоконтроля. Такие испытуемые способны контролировать эмоции, в большинстве жизненных ситуаций.

Низким уровнем активности и самоконтроля характеризуются 6 из 34 респондентов (18%). По видимому, для этих респондентов не имеет значения ситуация, выражение эмоций для них является приоритетным.

Среднее значение по шкале «Активность и самоконтроль» среди молодежи Севастополя равно 6,6 и соответствует высокому уровню. Рис. 2.18. Выраженность уровня активности и самоконтроля среди молодежи Симферополя по методике И.В. Жадан Данные, представленные на рис. 2.18, свидетельствуют о том, что 6 испытуемым присущ высокий уровень самоконтроля в сфере проявления эмоций. 9 (31%) испытуемых характеризуются средним уровнем самоконтроля, что обуславливает проявление эмоций в ситуациях уместных для этого. Для 14 испытуемых (48%) приоритетным является процесс выражения эмоций, независимо от ситуации, что соответствует низкому уровню активности и самоконтроля.

Среднее значение по шкале «Активность и самоконтроль» среди молодежи Симферополя равно 5,06 и соответствует среднему уровню. Рис. 2.19. Степень выраженности уровня адаптивности поведения среди молодежи Севастополя по методике И.В. Жадан Данные, представленные на рис. 2.19, свидетельствуют о том, что 15 из 34 испытуемых (44%) обладают высоким уровнем адаптивного поведения.

Возможно, данные респонденты легко устанавливают контакт в любых ситуациях, независимы в постановке и реализации жизненных целей, и им свойственны такие качества, как спокойствие, деликатность, отзывчивость и тактичность. 15 испытуемых (44%) характеризуются средним уровнем адаптивного поведения. Такие испытуемые способны реализовать жизненные цели и установить контакт в новой для себя социальной группе, затратив определенные усилия.

Низкий уровень адаптивности поведения присущ 4 из 34 испытуемых (12%). Можно предположить, что эти испытуемые не испытывают потребности в самовыражении, не чувствуют собственной социальной значимости и с трудом устанавливают контакт в новой для себя социальной группе.

Среднее значение у молодежи Севастополя по шкале «Адаптивный тип поведения» равно 17 и соответствует среднему уровню. Рис. 2.20. Степень выраженности уровня адаптивности поведения среди молодежи Симферополя по методике И.В. Жадан Данные, представленные на рис. 2.20, свидетельствуют о том, что 6 респондентам из 29 (21%) присущ высокий уровень адаптивности поведения. Можно предположить ,что данные испытуемые независимы в постановке и реализации жизненных целей, им не составляет устанавливать полноценный контакт с людьми, и им присущи такие качества, как спокойствие, деликатность, отзывчивость и тактичность.

Средний уровень адаптивности поведения присущ 13 испытуемым (45%). Постановка жизненных целей, их реализация и установление контакта с другими людьми могут вызывать у данных респондентов ситуативно определенные затруднения. 10 испытуемых (34%) характеризуются низким уровнем адаптивности поведения. Можно предположить, что этим людям присущи такие качества как замкнутость, непостоянство, неудовлетворенность собой и т.д.; либо данные респонденты не испытывают потребности в самореализации и установлении социальных контактов.

Среднее значение у молодежи Симферополя по шкале «Адаптивный тип поведения» равно 13 и соответствует среднему уровню. Рис. 2.21. Степень выраженности уровня конструктивности коммуникативного взаимодействия среди молодежи Севастополя по методике И.В. Жадан Данные, представленные на рис. 2.21, свидетельствуют о том, что высокий уровень конструктивности коммуникативного общения присущ 3 испытуемым из 34 (9%). Как правило, такие люди в общении ориентированы на субъект-субъектное взаимодействие, склонны к компромиссам.

Средним уровнем конструктивности характеризуются 26 испытуемых (76%). Конструктивность взаимодействия для этих испытуемых определяется рядом факторов, таких как симпатия к собеседнику, самочувствие и т.д.

Низкий уровень присущ 5 испытуемым (15%). Можно предположить, что эти испытуемые в процессе общения склонны к манипулированию и не ориентированы на сотрудничество.

Среднее значение уровня конструктивности коммуникативного взаимодействии среди молодежи Севастополя равно 6,3 и соответствует среднему уровню. Рис. 2.22. Степень выраженности уровня конструктивности коммуникативного взаимодействия среди молодежи Симферополя по методике И.В. Жадан Данные, представленные на рис. 2.22, свидетельствуют о том, что 2 испытуемым из 29 (7%) присущ высокий уровень конструктивности коммуникативного взаимодействия. По-видимому данные испытуемые в деятельности ориентированы на сотрудничество и продуктивное общение. 17 испытуемым (59%) присущ средний уровень конструктивности коммуникативного взаимодействия, что позволяет предположить, что данные респондентам необходимо приложить определенные усилия для установления полноценного контакта с окружающими.

Низкий уровень конструктивности коммуникативного взаимодействия присущ 10 из 29 испытуемых (34%). Такие люди, как правило не заинтересованы в обмене информацией с окружающими и склонны к манипулированию людьми.

Среднее значение уровня конструктивности коммуникативного взаимодействии среди молодежи Симферополя равно 5,3 и соответствует среднему уровню. Рис. 2.23 Степень выраженности жизненного оптимизма среди молодежи Севастополя по методике И.В. Жадан . Данные, представленные на рис. 2.23, свидетельствуют о том, что 29 испытуемым из 34 (85%) присущ высокий уровень жизненного оптимизма. Можно предположить, что данные респонденты уверены в своем будущем, независимо от возможной социально политической ситуации. 5 из 34 испытуемых (15%) присущ средний уровень жизненного оптимизма. По-видимому эти респонденты, прогнозируя свое будущее, учитывают роль как социальных, так и общественно-политических изменений.

Среднее значение по шкале «Жизненный оптимизм» среди молодежи Севастополя равно 8,1 и соответствует высокому уровню. Рис. 2.24. Степень выраженности жизненного оптимизма среди молодежи Севастополя по методике И.В. Жадан . Данные, представленные на рис. 2.24, позволяют предположить, что 11 респондентов из 29 (38%) уверены в реализации своих жизненных планов независимо от социально-политических изменений. 17 испытуемых (59%) по-видимому перед постановкой каких-либо жизненных целей, по возможности пытаются спрогнозировать возможные трудности. 1 испытуемый (3%) не уверен в своем будущем, и, по-видимому, испытывает чувство тревоги.

Среднее значение по шкале «Жизненный оптимизм» среди молодежи Симферополя равно 5,9 и соответствует среднему уровню. Рис. 2.25. Степень выраженности осознанности и критичности в восприятии общественной жизни среди молодежи Севастополя по методике И.В. Ждан Данные, представленные на рис. 2.25, свидетельствуют о том, 5 испытуемым из 34 (15%) присущ высокий уровень осознанности и критичности в восприятии общественной жизни. Можно предположить, что эти респонденты активно участвуют в политической жизни общества, склонны анализировать и прогнозировать социально-политические изменения, происходящие в стране. 15 испытуемых из 34 (44%) имеют показатели, соответствующие среднему уровню. Такие испытуемые, по-видимому, интересуются общественно-политической жизнью на бытовом уровне.

Уровень осознанности и критичности в восприятии общественной жизни 14 испытуемых (41%) характеризуется, как низкий. По-видимому эти респонденты не интересуются событиями общественно-политической жизни, политически пассивны.

Средний показатель осознанности и критичности в восприятии общественной жизни среди молодежи Севастополя равен 5,8, что соответствует среднему уровню. Рис. 2.26. Степень выраженности осознанности и критичности в восприятии общественной жизни среди молодежи Симферополя по методике И.В. Ждан Данные, представленные на рис. 2.26, свидетельствуют о том, что 7 из 29 испытуемых (24%) обладают высоким уровнем осознанности и критичности общественной жизни. Можно предположить, что данным испытуемым присущ высокий уровень осведомленности об особенностях общественно-политической жизни общества, что они политически активны и склонны к анализу и прогнозу политических событий в стране. 11 испытуемым (38%) присущ средний уровень осознанности общественной жизни. По-видимому данные респонденты интересуются отдельными аспектами политической жизни и их знания в этой области поверхностны. 11 респондентов, по видимому не заинтересованы общественно-политической жизнью, следствием чего может являться их некомпетентность в данном вопросе.

Средний показатель осознанности и критичности в восприятии общественной жизни среди молодежи Севастополя равен 5,7, что соответствует среднему уровню. Для изучения социальной идентичности молодежи Крыма была использована методика «Социальная идентичность». Индивидуальные данные по методике «Социальная идентичность» представлены в табл. 2.9 и 2.10 (см. приложение 9,10). Рис. 2.27. Выраженность социальной идентичности молодежи Крыма Из данных, представленных на рис. 2.27, видно, что наиболее выраженной среди молодежи Крыма является локальная идентичность – средний показатель по шкале «житель своего города» (« севастополец », « симферополец ») равен 9,4 балла. На втором месте по степени выраженности стоит региональная идентичность (« крымчанин »). Эти данные могут свидетельствуют о тенденции кррымской молодежи к капсулированию . Далее по рангам следуют этническая («представитель своей нации») и национальная («украинец») идентичность.

Средний показатель выраженности транснациональной идентичности («европеец») равен 4,4 балла, что можно интерпретировать как степень осознания человеком своей свободы вследствие разрушения «железного занавеса» закрытой советской системы, освобождение из-под тотального контроля, а также как выражение его стремления к познанию достижений мировой культуры. С другой же стороны, выбор этой позиции может свидетельствовать о пренебрежении национальными достижениями, ценностями, традициями.

Следующий ранг был получен для макроидентичности («человек мира»). Менее всего выражена российская идентичность, что может свидетельствовать о том, что мнения и стереотипы о пророссийской направленности населения Крыма и, прежде всего, Севастополя, являются ошибочными. Для определения популярности среди молодежи Крыма некоторых политических деятелей применялся метод анкетирования. Рис. 2.28. Рейтинг популярности политических деятелей среди молодежи Севастополя Данные, представленные на рис. 2.28, свидетельствуют о том, что наиболее популярен среди молодежи Севастополя Ф. Кастро.

Однако необходимо отметить, что большинство испытуемых аргументировало свой выбор сотрудничеством Ф.Кастро с Э. Геварой , который в свою очередь является популярным рекламным брендом . Наиболее популярен среди молодежи Симферополя А. Гитлер, что некоторые испытуемые объясняли своей неприязнью к татарскому этносу; сопоставляя эти данные с выраженностью этнической идентичности, можно сделать предположение о националистических настроениях среди молодежи Симферополя. Далее по уровню популярности среди молодежи Севастополя следует А.Д. Сахаров, несмотря на то, что 23 испытуемых (68%) оказались незнакомы с именем данного политика.

Испытуемые объясняли свой выбор значительным вкладом А.Д. Сахарова в отечественную науку. Из симферопольской выборки с именем А.Д. Сахарова оказались незнакомы 23 человека (79%). На следующем месте по популярности среди молодежи Симферополя следует М. Тетчер . Третий по значимости ранг молодежь Севастополя отдает А.Гитлеру, из чего можно сделать предположение о тенденции к появлению националистических настроений в среде севастопольской молодежи. С именем Д.С. Лихачева оказались незнакомы 20 испытуемых (59%) из Севастополя и 24 испытуемых из Симферополя(83%). Наименьший рейтинг популярности у Дж. Буша младшего - 0,6 по Севастополю и 0,5 – среди симферопольской молодежи, что позволяет предположить об антиамериканских настроениях среди молодежи Крыма.

Выявление существующих политических установок и стереотипных представлений молодежи Крыма осуществлялась на основе методики « Реальный-идеальный политик». Наиболее часто встречающимся качеством реального политика являются следующие: - алчность: «жадность», «корыстолюбие», «думает о том, как больше украсть», «потворствует коррупции» и т.д. (данную характеристику выделили 91% процент испытуемых); - эгоизм: «не заботится о народе», «думает только о себе» и т.д.»(85%); - стремление к власти «на все готов, ради власти», «властолюбие» и т.д.(82%); - личностные характеристики: «наглый», «добрый», «агрессивный», «справедливый», «ленивый» и т.д.(56%); - интеллектуальные качества: «недальновидный», «тугодум» и т.д.(44%) - внешность: «хорошо одевается», «носит косу», «холеный», «страшный» и т.д.(25%). Кроме этого, среди перечисленных встречались такие качества как «не следует принципам демократии», «не соответствует занимаемой должности», «уголовник». В отдельных случаях испытуемые употребляли нецензурные выражения. 98% перечисленных качеств носили негативную окраску. Среди качеств идеального политика были выделены: - интеллектуальные качества: «мудрый», «интеллектуальный», «умный» и т.д. (97%); - альтруизм: «работает на благо Родины», «щедрый», «бескорыстный» и т.д (91%); - личностные качества: «честный», «добрый», «справедливый», «нравственность» и т.д. (85%); Кроме этого были указаны такие качества, как «законопослушность», «ориентация на сближение с Россией». В отдельных случаях испытуемые указывали на качества прямо противоположные, которые перечислили выше. 100% перечисленных качеств носили позитивную окраску.

Полученные данные могут, с одной стороны, отражать существующие представления респондентов о действующих политиках и о политике в целом, а с другой стороны, свидетельствовать о существовании жестко негативных стереотипов относительно способов организации политической деятельности.

Разрыв между полярными характеристиками образов реального и идеального политика может свидетельствовать об устоявшихся группоцентрических установках молодежи, как субъекта политической деятельности. Табл ХХ Данные статистической обработки полученных результатов t -критерием Стьюдента

.Сопоставляемые аспекты. Эмпирическое значение ( t ). Уровень значимости ( р ).
1. Шкала осмысленности жизни (Севастополь/Симферополь) 2,89 0,011859
2. Шкала гражданской ответственности (Севастополь/Симферополь) 14,15 0,000000
3. Взгляд на природу человека(Симферополь/Севастополь) 17,82 0,000000
4. Шкала уважения к правам и свободе выбора других (Севастополь/Симферополь) 16,205 0,000000
5. Шкала адаптивности поведения (Севастополь/Симферополь) 3,18401 0,011113
6. Шкала жизненного оптимизма(Севастополь/Симферополь) -2,58492 0,029458
Статистическая обработка полученных данных t -критерием Стьюдента позволила выявить следующие статистически значимые различия: - уровень осмысленности жизни у молодежи Севастополя значительно выше, чем у молодежи Симферополя; - молодежи Севастополя присущ более высокий уровень гражданской ответственности; - у молодежи Симферополя существенно выше взгляд на природу человека; - уровень уважения молодежи Севастополя к правам и свободе выбора других значительно выше, чем у молодежи Симферополя; - показатели по шкалам адаптивного поведения и жизненного оптимизма также значительно выше у молодежи Севастополя; - молодежи Севастополя присущ более высокий уровень жизненного оптимизма. ЗАКЛЮЧЕНИЕ По результатам проведенного исследования можно сделать следующие выводы.

Политическая культура является сложным психолого-политическим феноменом, на природу которого существует множество взглядов. В данной работе мы опираемся на следующее понятие понятие : «Политическая культура – исторический опыт, память социальных общностей и отдельных индивидов в сфере политики, их ориентации, навыки, влияющие на политическое поведение». Следуя из этого, отметим, что субъектом политической культуры может быть индивид, группа, партия, регион, население страны в целом и т.д. Среди объектов, на которые направлена установка, принято выделять политическую систему в целом, текущий политический процесс, политический режим, отдельные партии, политических лидеров, политические ценности, наконец, самого субъекта.

Ценность понятия «политическая культура» состоит в том, что оно позволяет выявить глубинные причины специфики политического поведения различных социальных общностей и индивидов при близких условиях их существования.

Формирование политической культуры личности происходит в процессе политической социализации.

Политическая социализация является чрезвычайно сложным и разнонаправленным психолого-политическим процессом, занимающим важное место в процессе формирования политической культуры общества.

Благодаря политической социализации личность становится гражданином; не только объектом, но и субъектом политики. Также выделены внутренние детерминанты политической культуры: социально-психологические, социально-демографические (групповые) и индивидуально-психологические; описана совокупность психологических механизмов формирования и развития политической культуры, в числе которых механизмы обновления, установления различий и сходства, стереотипизации , политической идентичности, «астенического» синдрома.

Исследование проводилось на базе Севастопольского городского гуманитарного университета, Севастопольского Национального технического университета, Севастопольского филиала Московского государственного университета и Симферопольского национального университета в период с 15.02.06 по 20.03.06. Был проведен констатирующий эксперимент.

Исследование носило срезовый характер. В исследовании использовались следующие методики: - т ест смысложизненных ориентаций Д.А. Леонтьева; - тест-опросник личностной зрелости Ю.З. Гильбуха ; - тест «САМОАЛ»; - методика исследования политической толерантности И.В.Жадан ; - методика «Социальная идентичность»; - методика « Реальный-идеальный политик». Кроме этого были использованы методы анкетирования и интервью. Кроме подтверждения рабочей гипотезы в результате исследования получены следующие данные: 1. Уровень осмысленности жизни молодежи Крыма соответствует среднему уровню, кроме этого молодежи Крыма присущ смешанный тип локализации контроля 2. Уровень гражданской ответственности в целом по выборке соответствует среднему уровню; 3. Молодежи Крыма присуща средняя степень ориентации во времени, средний уровень ценностей и неопределенный взгляд на природу человека; 4. Молодежь Крыма характеризуется средним показателем политической толерантности. Кроме этого молодежи Севастополя присущ высокий уровень самоконтроля в сфере проявления эмоций и высокий уровень жизненного оптимизма; 5. Наиболее выраженными среди молодежи Крыма являются локальная, региональная и этническая идентичность.

Наименее выражена российская идентичность. 6. Наиболее популярным политиком среди молодежи Севастополя являются Ф. Кастро, вследствие использования в коммерческой и политической рекламе его соратника Э. Гевары . Молодежь Симферополя отдала предпочтение А. Гитлеру, объясняя свой выбор неприязнью к татарскому этносу.

Сопоставляя этот результат с уровнем этнической идентичности, можно сделать предположение о тенденции к росту националистических настроений среди молодежи Симферополя; наименее популярен среди молодежи Крыма Дж. Буш младший, что позволяет сделать предположение об антиамериканских настроения среди молодежи Крыма; 7. Среди групп качеств реального политика наиболее часто встречались следующие: - алчность: «жадность», «корыстолюбие», «думает о том, как больше украсть», «потворствует коррупции» и т.д. (91%); - эгоизм: «не заботится о народе», «думает только о себе» и т.д.»(85%); - стремление к власти «на все готов, ради власти», «властолюбие» и т.д.(82%); - личностные характеристики: «наглый», «добрый», «агрессивный», «справедливый», «ленивый» и т.д.(56%); - интеллектуальные качества: «недальновидный», «тугодум» и т.д.(44%) - внешность: «хорошо одевается», «носит косу», «холеный», «страшный» и т.д.(25%). Кроме этого, среди перечисленных встречались такие качества как «не следует принципам демократии», «не соответствует занимаемой должности», «уголовник». В отдельных случаях испытуемые употребляли нецензурные выражения. 98% перечисленных качеств носили негативную окраску. Среди качеств идеального политика были выделены: - интеллектуальные качества: «мудрый», «интеллектуальный», «умный» и т.д. (97%); - альтруизм: «работает на благо Родины», «щедрый», «бескорыстный» и т.д (91%); - личностные качества: «честный», «добрый», «справедливый», «нравственность» и т.д. (85%); Кроме этого были указаны такие качества, как «законопослушность», «ориентация на сближение с Россией». В отдельных случаях испытуемые указывали на качества прямо противоположные, которые перечислили выше. 100% перечисленных качеств носили позитивную окраску.

Полученные данные могут, с одной стороны, отражать существующие представления респондентов о действующих политиках и о политике в целом, а с другой стороны, свидетельствовать о существовании жестко негативных стереотипов относительно способов организации политической деятельности.

Разрыв между полярными характеристиками образов реального и идеального политика может свидетельствовать об устоявшихся группоцентрических установках молодежи, как субъекта политической деятельности. Кроме этого, статистическая обработка полученных данных t -критерием Стьюдента позволила выявить следующие статистически значимые различия: - уровень осмысленности жизни у молодежи Севастополя значительно выше, чем у молодежи Симферополя; - молодежи Севастополя присущ более высокий уровень гражданской ответственности; - у молодежи Симферополя существенно выше взгляд на природу человека; - уровень уважения молодежи Севастополя к правам и свободе выбора других значительно выше, чем у молодежи Симферополя; - показатели по шкалам адаптивного поведения и жизненного оптимизма также значительно выше у молодежи Севастополя; - молодежи Севастополя присущ более высокий уровень жизненного оптимизма.

Данные, полученные в результате исследования, могут быть использованы в качестве исходного материала для создания программ по формированию политической культуры молодежи, а также могут использоваться психологами и педагогами. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Ажаев В.С. , Е.В. Ананьев , К.С. Гаджиев.

Политическая культура , теория и национальные модели. - М.: Интерпракс ,1994. 2. Алмонд Г.А. Верба С. Гражданская культура и стабильность демократии//Политические исследования. - 1992. № 4. 3. Андреев С.С. Политическое сознание и политическое поведение//Социально-политический журнал. - 1992. № 8. 4. Ануфриев Е.А. Политическая социализация личности как проблема современной политологии //Социология и политология. - 1997. №3. 5. Балл Г.О. Сучасний гуманізм і освіта. – Рівне: “Ліста-М”. 6. Бурлачук Л.Ф. Психодиагностика. – СПб.: Питер, 2002. 7. Гаджиев К.С. Политическая наука. – М.: Наука, 1994. 8. Газман Л.Я., Шестопал Е.Б. Политическая психология. - Ростов-на-Дону, 1996. 9. Гердер И.Г. Идеи к философии истории человечества. - М.: Наука, 1977. 10. Дилигенский г.г.

Социально-политическая психология. – М.: Наука, 1996. 11. Доган М., Пеласси Д. Сравнительная политическая социология М., 1994. 12. Жадан И.В. Методика исследования политической толерантности//Практична психолог i я та соц i альна робота. - 2004. № 6. 13. Иванова Н.Л.Структура социальной идентичности личности: проблема анализа// Психологический журнал. – 2004. - №1. 14. Кейзеров Н.М. - О соотношении гражданской и политической культур// Социолого-политические науки. - 1991. №7. 15. Назаретян А.П. Агрессивная толпа, массовая паника и слухи.

Лекции по социальной и политической психологии. – СПб.: Питер, 2001 16. Одайник В. Психология политики.

оценка незавершенного строительства в Белгороде
оценка стоимости азс в Москве
оценка помещения для аренды в Калуге