М. Е. Салтыков-Щедрин "Господа Головлевы"

Значение творчества М. Е. Салтыкова-Щедрина в русской литературе и жизни русского общества. - 1 - Никто не карал наших общественных пороков словом более горьким, не выставлял перед нами наших общественных язв с большей беспощадностью. Н. Г. Чернышевский 1. Вступление.

Биография М. Е. Салтыкова-Щедрина.

Михаил Ефграфович Салтыков родился в Центральной России – в Тверской губернии. Его отец принадлежал к старинному, но обедневшему дворянскому роду, мать – из семьи богатого московского купца.

Детство и отчасти юношеские годы писателя прошли в родовой усадьбе отца, в обстановке «повседневного ужаса» крепостнического быта, впоследствии описанного им в «Пошехонской старине». Учился Салтыков в пансионе Московского дворянского института, в 1844 году окончил Царскосельский лицей. В течение многих лет служил чиновником в различных ведомствах, а в 1858 – 1862 г.г. был вице-губернатором в Рязани, а затем в Твери.

Служба дала Салтыкову огромный запас наблюдений и материалов для его произведений, разоблачавших насквозь прогнивший самодержавно-крепостнический государственный и административный аппарат. В 60-е годы писатель сблизился с лидерами революционной демократии, а после ареста Чернышевского по приглашению Некрасова вошел в редакцию журнала «Современник». После увольнения в отставку с запрещением занимать какие-либо должности на государственной службе в 1868 – 1884 г.г.

Салтыков становится соредактором журнала «Отечественные записки», всецело уходит в писательство и редакторский труд. - 2 - За свою раннюю юношескую повесть «Запутанное дело» (1848), в которой идеологи самодержавия усмотрели стремление к распространению революционных идей, он поплатился многолетней ссылкой в глухой в то время провинциальный город Вятку.

Вернувшись после изгнания в Петербург, он создает свои знаменитые «Губернские очерки» (1856 – 1857), опубликованные псевдонимом «Н. Щедрин», навсегда закрепившимся за писателем.

Блестяще начатое творчество сатирика-демократа в последующие три с лишним десятилетия приобретало все более широкий размах и становилось все более воинствующим. На протяжении 50 – 80-х годов голос гениального сатирика, общественного «прокурора русской жизни», как называли его современники, громко и гневно звучал на всю Россию, вдохновляя лучшие силы нации на борьбу с социально-политическим режимом самодержавия. В книге очерков «За рубежом» (1880 – 1881) Щедрин на основе своих впечатлений от заграничных путешествий остро критикует классовый характер западноевропейского буржуазного парламентаризма. В романе «Современная идиллия» (1877 – 1883) он заклеймил презрением тех представителей либеральной интеллигенции, которые в годы реакции, поддавшись постыдной панике, уходили от активной общественной борьбы в узкий мирок личных интересов или же действовали «применительно к подлости». В «Сказках» (1882 – 1886), этой малой сатирической энциклопедии народа, созданной на последнем этапе творчества, он продолжал наносить меткие удары по всем косным силам общества и с чувством глубокого сострадания изобразил трагические бедствия русского крестьянства, изнывавшего под тройным гнетом – бюрократии, помещиков и буржуазии. - 3 - «Умру на месте битвы», - говорил сатирик. И он до конца дней своих оставался верным этому обещанию. Он мужественно одолевал и огромное напряжение творческого труда, и систематические правительственные гонения, и тяжкие физические недуги, терзавшие его в течение многих лет.

Могучая сила передовых общественных идеалов, которым Щедрин служил до конца жизни со всей страстью своего воинствующего темперамента, высоко поднимала его над личными невзгодами, не давала замереть в нем художнику и была постоянным источником творческого вдохновения. - 4 - 2. История создания романа «Господа Головлевы». Все созданные Салтыковым сатирические циклы, от «Губернских очерков» до «Круглого года», в 1879 – 1881 годах вышли повторно.

Обилие переизданий за такой кратчайший срок необычайно.

Вызывалось оно прежде всего огромной популярностью писателя.

Появилось стремление подытожить свой творческий путь и у самого сатирика.

Именно в эту пору Салтыков задумывает из серии «Благонамеренные речи» выделить так называемые головлевские очерки, которые сразу же обратили на себя внимание. С похвалой отозвались о них Н. А. Некрасов, И. С. Тургенев, литературный критик П. В. Анненков.

Салтыков решает продолжить начатую тему. В особом рассказе он думает изобразить «конец головлевского семейства». Мысль выделить хронику Головлевых в самостоятельный роман вполне созревает еще весной 1876 года. В течение года появляются в печати четыре новые главы. И только в майской книжке «Отечественных записок» за 1880 год Салтыков помещает «Последний эпизод из Головлевской хроники», а в июле того же года впервые издает «Господ Головлевых ». Роман-хроника как-то естественно отпочковался от цикла «Благонамеренные речи». Больные вопросы современности воздействовали на его идейное и художественное оформление. В преддверии новой революционной ситуации 1879 – 1881 годов Салтыков-Щедрин различал резкие очертания «переворотившейся» России.

Поездки за границу расширили круг его наблюдений. Охват жизни в очерках заметно расширился. - 5 - Злободневность замысла «Господ Головлевых » можно по достоинству оценить, если вспомнить, как активно обсуждалось в это время проблема семьи в газетных статьях, научных трактатах, в художественной литературе и официальных документах. Со страниц благонамеренной печати не сходили такие напыщенные высокопарные заявления, как: «Сила и крепость государства находятся в прямой зависимости от силы и крепости семейного союза в стране». Слава создателя головлевской хроники перешагнула границы России. «Господа Головлевы» были переведены на многие языки мира.

Знаменитый американский писатель Теодор Драйзер так вспоминал в 1939 году о первом своем чтении основного труда Салтыкова: «Книга настолько по-особому, так живо и действенно изображала русскую семью и все ее окружение, что это заставило меня увидеть в авторе не только выдающегося писателя своего народа, но и фигуру мирового значения». - 6 - 3. Обличение Иудушки в романе. В пустословии Салтыков-Щедрин уличает всех Головлевых . Но самым отвратительных из героев романа, без сомнения, является Иудушка – Порфирий Владимирыч , прозванный в семье еще с детства кровопивушкой . Эпизоды, рисующие детство Иудушки, раскрывают историю формирования психики этого лицемера-стяжателя. В варварски жестокой среде помещиков-крепостников наказание непослушных и поощрение почтительных детей осуществлялось в грубо материальной форме, в виде худших и лучших кусков за столом. Ради вознаграждения Порфиша прикидывался ласковым сыном, заискивал перед матерью, наушничал, лебезил, всячески показывал, что он – «весь послушание и преданность». Хотя Арина Петровна с подозрительности относилась к этой сыновей кротости, смутно угадывая в ней коварный умысел, она все же не могла устоять перед нею и искала для сына «лучшего куска на блюде». Притворная почтительность как способ получения желаемого куска – это и есть, та простейшая истина, которая запала в детскую душу Порфиши и, все более развиваясь в дальнейшем, сделала его лицемером-хищником Иудушкой. Если в детстве Иудушка за сыновнюю преданность получал лучшие куски за столом, то впоследствии он получил за это «лучшую часть» при разделе имения. Он стал владельцем всего Головлева , овладел имением брата Павла, прибрал к своим рукам все капиталы матери, обрек эту некогда грозную и властную хозяйку на смерть в одиночестве и сам сделался властелином всех головлевских богатств.

Свойственные Арине Петровне и всему « головлевскому роду» - 7 - черты бессердечного стяжательства развились в Иудушки до предельного выражения. Если чувство жалости к сыновьям и внучкам временами все-таки посещало душу Арины Петровны, то Иудушка был «неспособен не только на привязанность, но и на простое жаленье ». Его нравственное очерствение было так велико, что он без малейшего содрогания обрекал на гибель поочередно каждого из троих своих сыновей – Владимира, Петра и младенца Володьку. В Иудушке Головлеве без труда угадываются и чудовищная скупость Плюшкина, и хищная хватка Собакевича, и жалкое скопидомство Коробочки, и слащавое празднословие Манилова, и беспардонное лганье Ноздрева , и даже плутовская изобретательность Чичикова . Все это есть в Иудушке, и вместе с тем ни одна их этих черт, отдельно взятая, и даже совокупность их, не характеризуют главного в этом образе.

Иудушка не повторяет гоголевских героев, хотя во многом соприкасается с ними многими точками как их младший собрат по классу и как их законный «наследник» в сатире. Он является в целом совершенно новым литературным типом. Его основное оружие, его доминирующая черта – лицемерие, а в связи с этой главной чертой и все другие черты выступают в новом сочетании, в новом качестве. Одним словом, это Иудушка – лицемер, кляузник, сутяга, пустослов.

Лицемерие – вот то средство, к которому все более и более прибегают представители выморочного класса, чтобы отстоять свои позиции в жизни. В категории людей-хищников Иудушка представляет наиболее отвратительную разновидность, являясь хищником-лицемером.

Каждая из этих двух основных особенностей его характера в свою - 8 - очередь отягощена дополнительными чертами. Он хищник-садист. Он любит «пососать кровь», находя в страданиях других наслаждение.

Неоднократно повторенное сатириком сравнение Иудушки с пауком, ловко расставляющим сети и сосущим кровь попадающих в них жертв, чрезвычайно метко характеризует хищную Иудушкину манеру. Он лицемер-пустослов, прикрывающий свои коварные замыслы притворно-ласковой болтовней о пустяках.

Иудушка во всех отношениях личность ничтожная, скудоумная, никчемная, мелкая даже в смысле своих отрицательных качеств. И вместе с тем это полное олицетворение ничтожества держит в страхе окружающих, господствует над ними, побеждает их и несет им гибель.

Ничтожество приобретает значение страшной, гнетущей силы, и происходит это потому, что оно опирается на крепостническую мораль, на закон и религию. В последней главе романа («Расчет») Щедрин ввел трагический элемент в картину переживаний Иудушки, показав в нем «пробуждение одичалой совести». Совесть пробудилась в Иудушке, но слишком поздно и потому бесплодно, пробудилась тогда, когда хищник уже завершил круг своих преступлений и стоял одной ногой в могиле.

Только теперь, когда он увидел перед собой признак неотвратимой смерти, когда наступил момент «расчета», - только теперь пробуждается «одичалая совесть», и это пробуждение является лишь одним из симптомов физического умирания.

Проблеск совести у Иудушки – это лишь момент предсмертной агонии, это та форма личной трагедии, которая порождается только страхом смерти, которая поэтому остается бесплодной, исключает всякую возможность нравственного возрождения и лишь ускоряет - 9 - «развязку», «саморазрушение» личности.

Иудушка Головлев – поистине общечеловеческое воплощение всей внутренней мерзости, порождаемой господством эксплуататоров, глубокая расшифровка внутренней сущности буржуазно-дворянского лицемерия, психологии зверских замыслов, прикрытых благонамеренными речами. Как литературный тип Иудушка Головлев служил и долго еще будет служить острым оружием общественной борьбы. - 10 - 4. Обличительная сущность романа «Господа Головлевы». Роман «Господа Головлевы» стоит в ряду лучших произведений русских писателей (Гоголя, Гончарова, Тургенева, Толстого и многих других), изображающих жизнь дворянства, и выделяется среди них беспощадностью отрицания того социального зла, которое было порождено в России господством помещиков. Семья Головлевых , взятая в целом, головлевсая усадьба, где развертываются основные эпизоды романа, - это собирательных художественный образ, обобщивший типичные черты быта, нравов, психологии помещиков, весь деспотический уклад их жизни накануне отмены крепостного права и после нее. Всем смыслом своим роман Щедрина напрашивается на сближение с «Мертвыми душами» Гоголя.

Тесная близость двух гениальных творений критического реализма обусловлена родственностью выделенных в них социальных типов и единством пафоса отрицания. «Господа Головлевы» воспитывали читателя в той школе ненависти к дворянству, основание которой положено «Мертвыми душами». Процесс омертвения душ крепостников-эксплуататоров был ускорен крестьянской реформой, и его последствия к 70м годам стали особенно очевидны.

Щедрин показывал «мертвые души» на этой более поздней стадии их исторического разложения и как революционный демократ отрицал их с высоты передовых общественных идеалов. В связи с этим все признаки социальной гангрены представлены в Головлевых в более сильной степени и выводы автора относительно исторической обреченности - 11 - дворянства приняли характер окончательного, категорического приговора, не оставлявшего места для головлевских иллюзий о нравственном перерождении паразитического класса. « Головлево – это сама смерть, злобная, пустоутробная; это смерть, вечно подстерегающая новую жертву». Здесь все напоминало об угнетении, напоминало глухо запертую тюрьму.

Жаждущему жизни и света здесь давали «вместо хлеба – камень, вместо поучения – колотушку». Молодые существа рвались прочь из этого обиталища смерти. Но, вырвавшись, они, не подготовленные ни к какой разумной человеческой деятельности, спешили насладиться отравами жизни и преждевременно гибли.

Независимо от того, умирали ли они вдали от Головлева , как умерли сыновья Иудушки Владимир и Петр и его племянница Любинька , или же возвращались умирать в Головлево , как Степка-балбес или Аннинька , во всех случаях Головлево было источником смерти. Здесь проникал в молодые существа разрушительный яд. «Все смерти, все отравы, все язвы – все идет отсюда». Головлевщина – это саморазложение жизни, основанной на паразитизме, на угнетении человека человеком. От главы к главе рисует Салтыков-Щедрин картины тирании, нравственных увечий, одичания, следующих одна за другой смертей, все большего погружения головлевщины в сумерки. И на последней странице: ночь, темно, в доме ни малейшего шороха, на дворе мокрая мартовская метель, у дороги – закоченевший труп головлевского владыки Иудушки, «последнего представителя выморочного рода». Ни одной смягчающей или примиряющей ноты – таков расчет Салтыкова-Щедрина с головлевщиной . Не только конкретным - 12 - содержанием, но и всей своей художественной тональностью, порождающей ощущение гнетущего мрака, роман «Господа Головлевы» вызывает у читателя чувство глубокого нравственного и физического отвращения к владельцам «дворянских гнезд». В своем суровом приговоре крепостничеству Щедрин с непревзойденной остротой разоблачил пагубное, развращающее влияние собственности и паразитизма на человеческий характер, показал неизбежность нравственного и физического разрушения паразитической личности. - 13 - 5. Заключение.

Значение творчества М.Е. Салтыкова-Щедрина в русской литературе и жизни русского общества.

Произведения Салтыкова-Щедрина служат исключительными по своей ценности источниками познания старой России.

Крепостная Россия классически изображена им в монументальном полотне «Пошехонской старины» и в ряде других произведений.

Широкая картина русской жизни последних лет крепостного строя дана в «Губернских очерках». Бурный период непосредственной подготовки и проведения крестьянской реформы, накал классовой борьбы, приведший к созданию в стране революционной ситуации, показан в «Невинных рассказах» и «Сатирах в прозе». Отрицая, осмеивая и бичуя весь современный и социально-политический «порядок вещей», всю совокупность общественных отношений, как они сложились на русской почве, сатира Щедрина направляла свою критику на самые основы частно-собственнического общества.

оценка наследства цена в Белгороде
оценка стоимости акций компании в Москве
кадастровая стоимость в Калуге