Гринев и Пугачев

Первая встреча Гринёва и Пугачёва произошла по дороге из Симбирска в Оренбург.

Кибитка, в которой ехали Петруша Гринёв и Савельич, попала в сильный буран. Среди метели они неожиданно столкнулись с дорожным, который на их счастье, хорошо знал местность и смог вывести их к деревне. Тогда ни Гринёв, ни Савельич не знали, что это был бунтовщик Пугачёв. Петру Пугачёв показался человеком с замечательной наружностью: «Он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. В чёрной бороде его показывалась проседь; живые большие глаза так и бегали. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское.

Волоса были острижены в кружок; на нем был оборванный армяк и татарские шаровары» Пугачёв вел странные воровские разговоры с хозяином постоялого двора, на котором они остановились, но Петруша Гринёв из этого разговора ничего не понял и не придал ему особого значения. На следующее утро, когда Гринёву следовало уезжать, он сделал Пугачёву подарок, в благодарность за спасение – заячий тулуп.

Савельич был очень против такого богатого подарка: « - Помилую, батюшка Пётр Андреич! – сказал Савельич. – Зачем ему твой заячий тулуп? Он его пропьёт, собака, в ближайшем кабаке». Но упрямый Петр не послушал Савельича. После этого, Пути Гринёва и Пугачёва разошлись на довольно долгое время. Пётр Андреевич приехал в Белогорскую крепость и познакомился с семьёй капитана Миронова, которая оказалась очень приятной.

Влюбился в обаятельную капитанскую дочку – Машу Миронову.

Сильно повздорил и даже подрался на дуэли из-за неё с Алексеем Ивановичем Швабриным, который мечтал жениться на Маше. Но история человека всегда зависит от истории его страны. А военные люди, защищая Родину, первыми оказываются перед лицом перемен. В начале октября 1773 года, коменданту пришло письмо, в котором говорилось о том, что Емельян Пугачёв захватил несколько крепостей и идёт со своей армией в сторону Оренбурга. В связи с этим письмом, крепость начала готовится к атаке. Было решено отправить Марью Ивановну в Оренбург, но именно в то утро, когда она должна была уехать, на крепость напали пугачёвские войска. Так вся семья коменданта и Гринёв со Швабриным остались в крепости. Бой был долгим. Но Белогорская крепость имела всего одну пушку, и войска Пугачева во много раз были больше чем войска крепости.

Крепость пала. На площади бунтовщики наскоро сооружали виселицу. Там же был и сам Пугачев.

Каждому предлагал он либо присягнуть ему на верность, как царю, либо быть повешенным. И комендант, и Иван Игнатьич отказались признать в Пугачёве царя: «Ты нам не государь, - отвечал Иван Игнатьич, повторяя слова своего капитана. – Ты, дядюшка, вор и самозванец!» а Швабрин же, к огромному удивлению Петра, на момент казни уже был в круге мятежников.

Очередь дошла до Гринёва и он, как и комендант решил выбрать виселицу, и уже начал читать молитву. Как вдруг раздался крик Савельича: «Постойте, окаянные! Погодите!…» Савельич валялся в ногах у Пугачёва и умолял его о помиловании: «Отец родной! – говорил бедный дядька. – Что тебе в смерти барского дитяти? Отпусти его; за него тебе выкуп дадут; а для примера и страха ради вели повесить хоть меня старика!» Петрушу развязали.

Подвели к Пугачёву, говорили целовать его руку, но Гринёв не мог пойти на такое унижение. Тогда Пугачёв отпустил руку, с усмешкой сказав: «Его благородие, знать, одурел от радости.

Подымите его!» И спасённый Гринёв стал смотреть на продолжении ужасной комедии. Пугачёв уехал. И комендант, и его жена были казнены на глазах у Гринёва, но неизвестна была ему судьба Маши. К счастью Марья Ивановна успела скрыться в доме попадьи, которая сказала Пугачёву, что капитанская дочка - её племянница. Узнав об этом, Пётр Андреевич немного успокоился и пошел к себе. Что бы немного поразмышлять, но размышления его были прерваны появлением одного из казаков: « - Государь требует тебя к себе» - Сказал он. «Государь» обедал в комендантском доме: «Необыкновенная картина мне представилась: за столом, накрытым скатертью и установленным штофами и стаканами, Пугачёв и человек десять казацких старшин сидели, в шапках и цветных рубашках, разгорячённые вином, с красными рожами и блистающими глазами». Каждый сидящий за столом хвастал и предлагал свои мнения о дальнейших действиях. На таком странном военном совете было решено идти в Оренбург. Всё это время Гринёв сидел с краю, всё видел и слышал. Затем бунтовщики спели песню про виселицу, после которой гости встали из-за стола и простились с Пугачёвым.

Петруша хотел последовать их примеру, но Пугачёв остановил его: «Сиди; я хочу с тобою переговорить». И они остались вдвоем. Они разговаривали довольно дружелюбно, как хорошо знакомые люди. Пугачёв называл себя великим государем Петром Федоровичем и спрашивал Гринёва: верит он ему или нет. Пётр был искренен с Пугачёвым и отвечал ему нет: «Так ты не веришь, - сказал он, - чтоб я был государь Петр Федорович? Ну добро. А разве нет удачи удалому? Разве в старину Гришка Отрепьев не царствовал? Думай про меня что хочешь. А от меня не отставай». Емельян предлагал присягать ему, но Гринёв снова ответил нет: « - Нет, - отвечал я с твёрдостию. – Я природный дворянин; я присягал государыне императрице: тебе служить не могу». Искренность Петра, поразила Пугачёва, и он не рассердился, а отпустил Гринёва: «Так и быть, - сказал он, ударяя меня по плечу. – Казнить так, казнить, миловать так, миловать.

Ступай себе на все четыре стороны и делай что хочешь.

Завтра приходи со мной простится, а теперь ступай себе спать, и меня уж дрёма клонит». На утро Пугачёв со своей шайкой уезжает, оставляя главным в крепости Швабрина и прося Петра передать генералам в Оренбург: «…чтоб ожидали они меня к себе через неделю.

Присоветую им встретить меня с детской любовью и послушанием; не то не избежать им лютой казни». После уезда Пугачева Гринёв, попрощавшись с Машей, уезжает в Оренбург. Но перед самым отъездом, к нему приходит один из сторонников Пугачёва. Он передал Петру жалованную Пугачёвым лошадь и шубу (овчинный тулуп). Так наградил Пугачёв Петрушу. Двое людей таких разных и столь далеких друг от друга могли бы больше никогда и не встретиться, но судьба посвоему тасует колоду человеческих встреч и разлук.

Прибыв в Оренбург, Гринёв в первую очередь стал просить об отправки войск на освобождение Белогорской крепости. Но в этом ему было отказано. И Гринёв остался в осаждённом Оренбурге.

Несколько дней подряд он выезжал за крепость, перестреливаться с Пугачёвскими казаками. И в один из таких дней нос к носу столкнулся он с бывшим урядником Белогорской крепости, теперь сторонником Пугачёва, Максимычем. Он передал Гринёву письмо от капитанской дочки, в котором говорилось о том, что Швабрин обходится с ней жестоко и требует, чтобы она вышла за него замуж.

Прочитав это письмо. Гринёв в ужасе помчался к генералу. С повторной просьбой очистить Белогорскую крепость от злодеев. Но и на этот раз ему было отказано. В отчаянии Гринёв немедленно выезжает в Белогорскую крепость. И неизвестно что стало бы с ним в крепости полной злодеев, если бы судьба не столкнула его опять с Пугачёвым… Гринёв надеялся объехать Пугачёвское пристанище стороной. Но в наступающей темноте наткнулся на караульных, которые тотчас его и Савельича повязали и повели к «Государю». Емельян сидел в обыкновенной избе, он принял очень важный вид, ожидая пленённого офицера. Но когда увидел он Гринёва, вся его важность пропала: «Пугачёв узнал меня с первого взгляда.

Поддельная важность его вдруг исчезла. «А, ваше благородие! – сказал он мне с живостию. – Как поживаешь? Зачем тебя бог принес?». Гринёв объяснил Пугачеву, куда и зачем он ехал. Не умолчал и про подлеца Швабрина. Пугачёв был рассержен: « - Я проучу Швабрина. – сказал грозно Пугачёв. – Он узнает, каково у меня своевольничать и обижать народ. Я его повешу». Пугачёв решил сам ехать в крепость. А, узнав, что Марья Ивановна – невеста Гринёва и вовсе подобрел, развеселился и пообещал при ближайшем случае поженить их и попировать на свадьбе. Утром поехали они в Белогорскую крепость. По дороге вдруг зашел у них разговор о том, стоит ли Пугачёву идти на Москву. Гринёв отговаривал Пугачёва идти дальше, приводя пример Гришки Отрепьева который хоть и поцарствовал в Москве, закончил свою жизнь ужасно. В ответ на это Пугачёв рассказал Гринёву сказку: « - Слушай, – сказал Пугачев с каким-то диким вдохновением. – Расскажу тебе сказку, которую в ребячестве мне рассказывала старая калмычка.

Однажды орёл спрашивал у ворона: скажи, ворон-птица, отчего живёшь ты на белом свете триста лет, а я всего-навсе только тридцать три года? – Оттого, батюшка, отвечал ему ворон, что ты пьёшь живую кровь, а я питаюсь мертвечиной. Орёл подумал: давай попробуем и мы питаться тем же.

Хорошо. Полетели орёл да ворон. Вот завидели палую лошадь; спустились и сели. Ворон стал клевать да похваливать. Орёл клюнул раз, клюнул другой, махнул крылом и сказал ворону: нет, брат ворон; чем триста лет питаться падалью, лучше один раз напиться живой кровью, а там что бог даст! – Какова калмыцкая сказка»? На что Гринёв ответил: « - Затейлива, - отвечал я ему. – Но жить убийством и разбоем значит, по мне, клевать мертвечину». Пугачёв с удивлением посмотрел на него, и каждый погрузился в свои размышления.

Кибитка подъехала к комендантскому дому, и Швабрин сам вышел встречать Пугачёва. Он был взволнован, видя что «государь» им не доволен. Когда же он увидел, в каком ужасном состоянии держал он Машу Миронову, гнева его не было предела. Но, увидев, что Швабрин просто валяется у него в ногах, помиловал его и тут же решил сыграть свадьбу Маши и Петра.

Такого Швабрин стерпеть не смог: « - Государь! – закричал он в исступлении. – Я виноват, я вам солгал; но и Гринёв вас обманывает. Эта девушка не племянница здешнего попа: она дочь Ивана Миронова, который казнён при взятии здешней крепости». Пугачёв поначалу рассердился, но Гринёв вновь так ловко ответил ему.

Выходило, что он просто должен был солгать, иначе ничто не спасло бы капитанскую дочку от смерти. И снова Пугачёв прощает его и отпускает с невестой. И вновь одаривает его – даёт пропуска ему во все заставы и крепости, подвластные «новому царю». Фактически это была последняя встреча Пугачева и Гринева, после которой последовал арест, суд и помилование Гринева. Но есть ещё один момент, на который стоило бы обратить внимание.

Пропущенная глава Капитанской дочки заканчивается словами: «Наконец я получил от своего генерала известие о поимке самозванца, а вместе с тем и повеление остановиться.

Наконец мне можно было ехать домой. Я был в восторге; но странное чувство омрачало мою радость.

Повесть окончена, главный герой пережил много радостей и горестей, встретил на своем пути множество самых разных людей и каждая новая встреча, постепенно превращала его из Петруши в Петра Андреевича Гринева. Мне кажется, что самое сильное влияние на становление личности Гринева оказали его встречи с Емельяном Пугачевым. Даже первая, случайная встреча Пугачёва и Гринёва сильно повлияла на судьбу Петра.

Неизвестно, что стало бы с ним ещё в ту ночь, когда попали они в буран, если бы Пугачёв не попался им по пути и не вывел к деревне. Да и после этого случая, каждая встреча Гринёва с Пугачевым вносила в жизнь Петра кардинальные перемены и становилась поворотной точкой. Но вот что странно течение жизни Гринева менялось, а мировоззрение и внутренний мир оставались почти прежними. Мне кажется, что и Пугачёв отнесся к Гринёву поособенному. На мой взгляд, их отношения были ближе к отношениям отца и сына, чем просто друзей. То, что Пугачёв встретил Гринёва, вряд ли сильно повлияло на его судьбу. Но, безусловно, Пугачёв проникся уважением к этому в сущности простому, но чистому и честному человеку.

Человека, который его не боялся, не ненавидел, не преклонялся перед ним и при всём этом умудрялся сохранять с ним самые дружеские отношения.

оценка стоимости ресторана в Калуге
оценка стоимости строительства объекта в Туле
независимая оценка квартиры после залива в Липецке