Философия и мировоззрение и их соотношение

Философия и мировоззрение и их соотношение

Выработка нового мировоззрения и его претворение в жизнь - сложная и трудная работа. То, что сейчас происходит в культуре, в наших поисках и в дискуссиях, во многом связано с попытками создать элементы и структуры нового мировидения. Одной из важнейших задач философии как рефлексии предельных оснований всех видов человеческой деятельности является концептуализация миропонимания и мироотношения в целом. “Настоящий, призванный философ хочет не только познания мира, - размышляет Бердяев, - но и изменения, улучшения, перерождения мира... Философ есть прежде всего познающий, но познание его целостно, оно охватывает все стороны человеческого существа и человеческого существования, оно неизбежно учит о путях осуществления смысла” . Тенденция к специализации, дифференциации отдельных философских проблем и направлений обязательно должна дополняться тенденцией к интеграции, синтезу всех достижений культуры.

Достаточно глубокое и целостное понимание и мира, и человека возникает именно в единстве обоих процессов. Само слово “мир”, одно из древнейших славянских слов, изначально фиксирует значение спокойствия, тишины, покоя и согласия между людьми. “Развитие понятий о мире, воплощенных в истории слов, показывает, что вплоть до нового времени славяне никак не противопоставляли человека миру”. А в чем же состоит суть слова “ воззрение ”? Под “ воззрением ” А.Ф.Лосев, например, понимает просто здравый смысл, то есть прямое и непосредственное усмотрение и наблюдение.

Мировоззрение - это определенный способ жизнепонимания и жизнедеятельности человека. Все мировоззренческие вопросы, определяющие, как человеку жить и в чем искать смысл своей жизни, при всем их неисчерпаемом разнообразии и богатстве сходятся в конечном счете в одном вопросе - о природе человека (что есть человек) и его месте в мире.

Деятельная сторона - форма проявления мировоззрения и одновременно способ духовно-практического освоения человеком мира.

Поэтому мировоззрение - это не просто миропонимание, но и специфическая форма преобразования мира.

Сейчас время великого поиска, время соприкосновения разных философий, культур, начало их диалога.

Философия и мировоззрение не одно и то же.

Обосновывая их различие, В.И.Шинкарук приводит такие доводы: “Мировоззрение формируется на основе непосредственной практики общественной жизни вместе со становлением человеческого сознания (и исторически, и индивидуально). Философия же возникает на определенном этапе развития человеческого общества (и усваивается на определенном этапе становления духовной культуры личности), возникает из познавательного отношения человека к миру, когда это отношение выделяется в относительно самостоятельную сферу человеческой деятельности.

Результаты познавательной деятельности в конечном итоге выражаются в науке, в знаниях.

Название “философия” получила та область познавательной деятельности, которая специализировалась на решении мировоззренческих проблем”. Рассматривая философию как систему мировоззренческих знаний, следует различать мировоззренческое знание, складывающееся вне философии и до философии, и собственно философское знание. “Философия есть мысль мысли... - рассуждает М.Мамардашвили. - Есть реальная философия, которая присуща нам, если мы живем как сознательные существа. Если мы выполняем свою человечность.

Философский акт как пауза в ряду других актов, являющихся условием самой их возможности и определенной последовательности.

Назовем это реальной философией. И есть философия понятий и систем, в которых этот акт или элемент нашей духовной жизни может быть эксплицирован”. Философия сама содержит в себе мощный аппарат обоснования своих позиций и прояснения своих проблем: она не только пользуется этим аппаратом, но и постоянно работает над его модификациями сообразно характеру и масштабам жизненных проблем, возникающих перед людьми. “Философия - особый тип (способ) миропостижения, - пишет Л.А.Коган, - характеризующийся дерзким прорывом за горизонт, выходом за рамки наличного бытия, его рутинности и суетности, за пределы любой ограниченности (прежде всего - своей собственной), любых произвольно устанавливаемых “табу”. Философия, опираясь на свою близость к другим областям знания, является объединяющим, координирующим и общеориентационным началом в духовной жизни, в культуре. Она играет важнейшую роль в сведении воедино различных наук и отраслей знания, в преодолении разобщенности естественных и гуманитарных наук, в поисках и обосновании синтеза искусств, в осуществлении связей между наукой и искусством, а также между ними и моралью.

Координационно-интегративную функцию философии высоко ценил М.М.Бахтин. Место философии, считал он, начинается там, где кончается точная научность и начинается инонаучность, и ее можно определить как метаязык всех наук (и всех видов познания и сознания) . Действительно, философия взаимодействует не только с наукой. Она черпает материал для характеристики смысложизненных вопросов в обыденном сознании и поведении людей, в образах религии и схемах мифологии. “Философия является универсальной и абсолютной наукой, ищущей себя. Так назвал ее первый знаток нашей дисциплины Аристотель: философия - наука, которая себя ищет”. ХХ век делал очевидной мысль о том, что “чистая” философия, решающая “в общем виде” проблемы человеческого бытия, невозможна. Она не может быть такой и, судя по всему, не была такою и прежде, поскольку всегда - прямо или косвенно - включала в свои картины образ человека, пыталась этот образ конкретизировать, стремилась оценить возможности человека в его взаимодействиях с миром.

Философское мировоззрение является самосознанием эпохи и общества, поэтому изменения в нем исторически обусловлены.

Меняются постановки проблем, формулировки основного вопроса философии. Не меняется всеобщий, предельный характер решаемых проблем.

Именно через ответы на поставленные вопросы человечество осознает свои пределы и раздвигает их, формируя и мир, и себя. Какие-то мировоззренческие установки незаметно трансформируются и органично входят в общую ткань сложившихся взглядов. Но смена всей системы установок и мировоззрения в целом - процесс небезболезненный, эмоционально окрашенный, случающийся достаточно редко - в периоды коренных жизненных изменений. На рубеже веков, а тем более эпох мировоззренческие проблемы звучат особенно остро, возникает необходимость и потребность рефлексии самых основ знания и мироощущения. В ХХI столетии можно говорить не только об углублении наметившихся изменений в основаниях научного знания, но и о формировании новых мировоззренческих установок, характерных как для научной, так и для других областей духовной жизни человечества. В данной работе сделана попытка обобщения различных взглядов на соотношение философии и мировоззрения.

Сущность мировоззрения Формирование и развитие рода человеческого, рода Homo sapiens есть развитие от несвободы к свободе, от животного и полуживотного существования к подлинно человеческой жизни.

Обретение свободы - величайшее благо для человека, необходимое условие прогресса, его смысл и цель. Но одновременно она приносит массу неудобств, за нее приходится платить, и иногда очень дорого.

Изгнание из библейского рая Адама и Евы можно интерпретировать как отлучение от сытной и безмятежной несвободы к тягостям и проблемам свободной жизни.

Вступив на путь свободы, человек взвалил на свои плечи тяжелую ношу постоянной ситуации выбора, которой нет ни у кого из представителей живой природы на Земле. Но не только ситуация выбора как отсутствие однозначности и жесткой программируемости омрачает существование человека. Как существо мыслящее, активно действующее он постоянно стремится к неограниченной свободе, к максимальному проявлению своей жизненной энергии и творческой деятельности. Но в этом его стремлении к абсолютной свободе он каждый раз 'натыкается' на неумолимую необходимость и 'бездушную' закономерность внешнего мира. И каждый раз, когда человек пытается прорваться 'за флажки', эта суровая реальность 'одергивает' его, 'ставит' его на место.

Вынуждаемый внешними обстоятельствами смирять свои свободолюбивые поползновения, человек мучительно пытался и пытается до сих пор понять этот окружающий его жесткий мир, пытается определить меру своих сил, на которые он может рассчитывать в своей борьбе за свободу, в конце концов, определить меру самой свободы, которая, как он ни старается, не становится безграничной. Среда, в которой изначально существует человек, двойственна. С одной стороны - это природа, реальность чуждая, даже жестокая и враждебная. Выйдя из природы, противопоставив себя ей, человек вынужден действовать, вести себя так, чтобы это противопоставление не привело его к гибели. С другой стороны – более близкий и, казалось бы, более понятный мир: коллектив, социум. Но этот мир тоже достаточно суров, для него превыше всего интересы коллектива, а не индивида, а групповой инстинкт самосохранения оказывается сильнее индивидуального.

Социальный мир, объединяя силы, знания, опыт индивидов, защищает их от мира природного, не позволяя им погибнуть поодиночке, но в то же время он весьма требователен к тем, кто не желает поступиться собственными интересами ради интересов коллектива. В противном случае он отторгает индивида: во все времена это являлось жестоким наказанием, а в древности просто приводило к смерти отщепенца.

Следовательно, и к этому миру необходимо приспосабливаться, соизмерять свои порывы с волей коллектива. Таким образом, чтобы выжить, человеку было необходимо гармонизировать свои отношения с окружающей его многоликой реальностью. Для разумного существа эта задача выражалась в необходимости понять, познать, что из себя представляет мир, в котором ему приходится жить, что есть сам человек и, соответственно, каково то место, которое он занимает (или может, должен занять) в этом мире, а также, что он может и должен делать.

Прежде, чем приступить к рассмотрению того, как человек решал эту задачу на протяжении истории, отметим следующее.

Освоение субъектом окружающего мира осуществляется в трех основных формах: 1) как материально-практическое: преодоление чуждости мира преобразованием его в процессе труда или социальной деятельности: 2) как духовнопрактическое: преодоление чуждости мира, внешних сил, которые господствуют над человеком, в воображении, в сознании, в мышлении (выработка в сознании способов и средств преобразования мира); 3) как теоретическое: познание закономерностей природы и общества, познание самого человека, его сущности (разумеется, к древним временам понятие 'теоретическое' применимо с известной долей условности, т.к. теоретический уровень познания – продукт достаточно высокой ступени развития человечества). Но вернемся к нашему Человеку, находящемуся на ранней стадии своего – уже человеческого – существования.

Думается, не слишком сложно представить себе состояние первобытных людей, вынуждаемых заботой о пропитании покидать обжитые, согретые огнем костра и по меркам того времени достаточно уютные пещеры, как нетрудно представить и тот мир, который ждал их за стенами пещеры: дикая первобытная природа, чудовищного вида и размера животные, природные катаклизмы... И все это загадочно, чуждо и даже враждебно.

Короче, неуютно было человеку в этом мире. И он сделал первый великий шаг на пути освоения Неведомого. Что делает каждый из нас, попадая в незнакомую обстановку? Мы, часто неосознанно, ищем то, на что можно 'опереться', создать психический комфорт.

Например, оказываясь в помещении, где много посторонних людей, или необычна ситуация, или непривычна обстановка, мы тут же машинально ищем знакомые лица или привычную предметность, и если находим, то нам легче переносить ситуацию, даже если мы не подходим к знакомым, или обстановка только напоминает привычную нам, т.е. мы преодолевали чуждость ситуации, опираясь на прошлый опыт, на воображение, на способность выдавать желаемое за действительное.

Видимо, так же начали поступать и первобытные люди. Они стали 'обустраивать' этот мир, внося в него привычность силой своего сознания, своей фантазии, тем самым преодолевая его чуждость. Они населили мир различными фантастическими существами, персонифицируя в них, олицетворяя ими различные события и процессы, происходящие в природе (кстати, подобные операции можно наблюдать у детей, мир которых полон различными бабайками и барабашками, страшноватыми, но одушевленными, через которых проще взаимодействовать с окружающими). Так реальность, в которой жил человек, стала заселяться различными богами и божками, симпатичными и не очень: лешими и русалками, троллями и гномами, домовыми и кикиморами.

Каждое из этих существ было как бы 'ответственно' за определенный участок, за определенную часть действительности, за процессы, происходящие в ней. А с этими существами, как представлялось первобытному человеку, можно было попробовать и договориться, их можно было умилостивить, а при случае, и посоперничать с ними. Так возникла исторически первая попытка духовно-практического освоения мира - многобожие или язычество. В персонификации, одушевлении природы проявилась одна из важнейших черт человеческого сознания - способность к метафоризации действительности.

Метафора - это сопоставление различных сторон действительности, различных предметов и явлений, имеющих разную природу, несхожих и внешне, и внутренне и перенос значения с одной стороны на другую.

Например, 'стальные нервы', 'мягкое сердце', 'очарованный кварк' и т.д.

Олицетворение и персонификация - частные случаи метафоры. Такой перенос значений и характеристик с одного на другое возможен только благодаря какому-то глубинному основанию, какому-то глубинному смыслу, не явленному, но который позволяет сопоставить, казалось бы, несопоставимое, соединить, казалось бы, несоединимое.

Глубинным основанием для метафоризации мира является изначальная, незыблемая убежденность в единстве мира, в генетическом родстве социума и природы.

Откуда взялась эта убежденность: генетическая ли это память, привнесено ли это извне, но факт остается фактом, человек знал, что мир един. И это позволяло ему переносить на природу то, что он наблюдал в коллективе, черпал из него.

Возникала совершенно новая реальность – мир, в котором пришлось жить человеку, становился Миром Человека, он подгонялся людьми под себя в процессе труда и в сознании, субъективировался. На объективную реальность накладывался образ ее, существующий в человеческом сознании, природа становилась слепком социума.

Язычество стало первым этапом конструирования нового мира. Эта новая реальность была еще неупорядочена, что соответствовало неупорядоченности общественных отношений: еще только формировалась социальная иерархия, социальный опыт был весьма ограничен, еще впереди были представления о должном социальном устройстве. По сути, язычество представляло довольно полную копию довольно беспорядочной социальной жизни первобытных людей. Но шло время, и менялись представления людей об окружающем мире. В основе этого лежали две основные причины. Во-первых, немногочисленное человечество, отчаянно борясь за существование, внутренне менялось: совершенствовалась социальная иерархия, вырабатывались определенные нормы поведения, взаимоотношений между людьми, соплеменниками, формировалась система социальных запретов (табу). Например, в ходе эволюции общества был выработан запрет на кровосмешение.

Существовали табу и по отношению к природе.

Например, по отношению к тотемным животным (т.е. к тем, от которых по преданию произошло то или иное племя). Охота на таких животных была разрешена только в критических ситуациях, и то при соблюдении определенных норм. Эти запреты подчиняли интересы отдельных индивидов интересам коллектива (рода, племени). Во-вторых, человеческая психика устроена так, что хаос, неупорядоченность объекта не только не может быть познана, но и вообще плохо воспринимается даже на чувственном уровне. И чтобы сделать еще один шаг на пути духовно-практического освоения мира, необходимо было его упорядочить. Так в человеческих представлениях об окружающей действительности Хаос уступает место Порядку. А порядок - это система, взаимосвязь, причинно-следственные связи. В силу отмеченных причин, на языческом фундаменте начинает формироваться исторически первая форма мировоззрения – миф. Миф похож и не похож на языческие представления о мире. Как и язычество, миф – это совокупность чувственно наглядных представлений, как и в язычестве, в мифе мир не анализируется, а переживается. Миф перенял у язычества еще кое-что, причем, весьма существенное, то, что, в свою очередь, передал дальше как эстафету другим формам духовно-практического освоения мира – принцип единства мира.

Причем, единство в мифе понималось буквально, абсолютно. Земля и Небо не противопоставлялись друг другу, а взаимопроникали друг в друга, являлись продолжением друг друга. Люди были убеждены в том, например, что после смерти охотник просто уходит на Небо, в другой и в то же время подобный мир, где есть леса, полные дичи, луга, на которых пасутся стада животных. И в соответствии с этими убеждениями они снаряжали умершего в дальнюю дорогу, снабдив всем необходимым для охоты или труда. Боги, олицетворявшие иной мир, частенько появлялись среди людей, вмешивались в их дела (в Троянской войне боги участвовали и на стороне ахейцев, и на стороне троянцев, и, что самое интересное, греки видели их в своих рядах). И люди могли наведываться в мир богов (вспомнить, хотя бы, путешествие Геракла в царство теней). Миф перенял у язычества и многобожие, хотя населенность мифа менее плотна, нежели в языческих верованиях. Но, в то же время, миф существенно отличается от язычества как внешне, так и внутренне.

Внешне, можно сказать, мир в мифе более цивилизован, приятен.

Мифические боги – человекоподобные боги, в мифе гораздо меньше всяких чудищ.

Вообще, миф, в отличие от язычества, антропоморфен. Боги мифов не только внешне похожи на людей, но и ведут себя как люди. Они ссорятся и мирятся, они любят и изменяют, они великодушны, но способны и на подлость, предательство, они рожают детей (в греческом мифе даже Зевс испытал родовые муки), любят подарки (первоначально в виде весьма негуманных жертв, что, впрочем, соответствовало нравам той далекой эпохи), они делятся на плохих и хороших. Мир богов иерархичен, со своей табелью о рангах, словом, мир как Универсум, как целостное мироздание оказывается отражением социального мира.

Второе отличие мифа от языческих представлений – это отличие в сущности. Мир в мифе представляет собой систему, упорядоченность, это взаимосвязанный мир.

Мифические боги не просто олицетворяли те или иные явления действительности, они находились друг с другом в сложных отношениях. В отношениях между богами человек мифологической эпохи фиксировал 'нащупанные' им в опыте причинно-следственные связи. Да, в этих связях еще неотделимы сущность и явление, да, сами эти связи устанавливались по принципу 'после этого - значит, вследствие этого'. Но миф - это не просто преодоление чуждости мира, это попытка проникновения в саму сущность его.

Возникновение мифа означает и новый этап в самоопределении человека. Это уже не забитое существо.

Конечно, боги правят миром и людьми, но человек уже встал вровень с богами, он бросает им вызов. Он отвоевал себе площадь Свободы. Он может перехитрить богинь судьбы, саму смерть, боги отступают перед проявлением человеческой любви и верности.

Именно мифологическое представление о Человеке породило философское: 'Человек есть мера всех вещей'. В мифологии человек выступает в качестве главного действующего лица. Но и мир в мифе – не просто бесстрастная реальность, незыблемая данность, а довольно активная сила, влияющая на человеческое существование. В драме человеческого бытия мир не пассивен, в отношениях с человеком он является и объектом, и субъектом, так же, как и сам человек. В мифе явно проступает пристрастное отношение человека к реальности, его окружающей.

Мифологическое мировоззрение – это оценочное восприятие действительности с позиций добра и зла.

Данность мира как такового уже не может удовлетворить почувствовавшего свою силу героя мифа. Мир не может быть таким, каков он есть, он должен стать таким, каким он нужен человеку. Таким образом, отношение субъекта к миру оказывается не только познавательным, но и нормативным. В мифе впервые социальное устройство освящается Небом. Здесь как бы происходит 'оборачивание' метафоры.

Конструируя в сознании новый мир в соответствии с принципами и правилами социального устройства, человек затем переносит на общество то, что ранее он уже приписал (или предписал) Универсуму, но в общество это предписание возвращается уже как общемировой принцип. В этом просматривается та сверхзадача, ради которой, явно или неявно, все делается в мире людей - сохранение, выживание человека, коллектива, человечества. Чтобы выжить, люди должны в достаточной степени одинаково вести себя как в человеческой сообществе, так и в отношении природы, т.е. одновременно с духовным освоением мира и вследствие этого формируется система норм, регуляторов человеческого поведения и отношения к миру. Таким образом, мировоззрение как система представлений о мире и система поведенческих стереотипов становится необходимым условием существования сообщества людей.

Поскольку мифология является исторически первой формой собственно мировоззрения, на ее примере можно выделить основные признаки, черты, присущие любому мировоззрению. 1. В основе мировоззрения лежит принцип единства мира, глубокого родства различных его сторон, что позволяет распространять знания, представления об одной из сторон действительности на другие ее стороны. 2. Мировоззрение – это система представлений (знаний) об окружающей человека действительности, системность мира отражается в системе знаний. 3. Мировоззрение – это не только система представлений о мире, но и система норм и правил поведения людей по отношению друг к другу и к окружающему миру, единых для определенного сообщества. 4. Мировоззрение максимально субъективировано, это представление человека о мире человека, об очеловеченном мире. 5. Пересечение познавательной и нормативной координат мировоззрения образует суть, смысл мировоззрения – определение места и роли человека в Универсуме, смысла человеческой жизни.

Именно здесь мы имеем дело с двумя из четырех знаменитых вопросов Канта: 'Что я могу знать?' и 'Что я должен делать?', за которыми стоит коренная человеческая проблема - проблема свободы: насколько свободен человек деятельный и человек познающий.

Мировоззрение есть результат коллективного творчества людей. Это следует из того, что, во-первых, отдельному человеку просто не под силу выработать систему представлений о мире как Универсуме, опираясь на собственный личный жизненный опыт, который крайне ограничен как временем жизни индивида, так и рамками производственной и социальной деятельности. Во-вторых, мировоззрение - это не только и не столько знания о мире, на основе этих знаний строится некий стереотип поведения, отношения к действительности, обязательный для подавляющего числа членов (в идеале – для каждого члена) данного сообщества.

Поэтому мировоззренческая система вырабатывается коллективом ради собственных интересов, не совпадающих с интересами отдельных людей, и навязывается каждому.

Поэтому для каждого индивида мировоззрение – это данность, с которой каждый член социума должен считаться.

Отсюда следует, что в строгом смысле нельзя говорить о каком-то индивидуально выработанном мировоззрении. У отдельно взятого человека, в лучшем случае, формируется некое мировосприятие, т.е. более или менее цельный образ ближайшего ему природного и социального мира, ближнего окружения.

Мировосприятие, в основном, базируется на личном опыте индивида, хотя, разумеется, и опыт человечества, в той или иной мере, не чужд ему. Чаще же индивид остается на уровне мироощущения, более эмоционального, чем рациональное отношение к действительности. К слову, в силу отмеченных причин, язычество еще не может быть отнесено к мировоззрению, слишком скуден был исторический опыт древних людей, слабо развито было абстрактно-логическое мышление, слишком узок был мир первобытного племени.

Язычество - это, скорее всего, коллективное мировосприятие, не развившееся до мировоззрения, но из которого выросла мифология.

Различные типы коллективного мировосприятия существовали всегда и существуют до сих пор, обеспечивая повседневное существование различных социальных групп даже в высокоразвитых и просвещенных обществах. В процессе социализации, т.е. приобщения индивида к господствующему в социуме мировоззрению, личностное отношение к миру испытывает колоссальное давление официоза.

Общество формирует духовный мир личности в необходимом ему (обществу) направлении и качестве.

Способы же этого формирования выработаны человечеством самые разные: от просвещения и воспитания, до 'промывания' мозгов и наказания.

Конечно, человек как существо свободное может не соглашаться с господствующим и навязываемым ему мировоззрением, его личные взгляды и представления могут не совпадать с общепринятыми представлениями. Тогда он примыкает к той социальной группе, чьи ценностные ориентации и нормативные установки ему близки. Или, что гораздо реже встречается, начинает трудную работу по выработке нового мировоззрения.

Нередко мировоззрение трактуется как некая картина мира, создаваемая человеком, которую ему необходимо держать перед глазами как путеводитель по жизни. Образ не совсем точный, картина предполагает наличие зрителя, стороннего наблюдателя.

Человек же - создатель и участник, главное действующее лицо мировоззрения. В мировоззрении человек 'встраивает' себя в мир, создает в своем сознании цельную конструкцию мира, строит мироздание (более точный образ, чем картина мира, лучше выражающий суть мировоззрения), где все части необходимы друг другу, точно пригнаны, где каждому явлению отведено свое место. Вся эта цельная конструкция покоится на определенном фундаменте, который придает устойчивость всей конструкции. Этот фундамент – основные принципы бытия, которые приходится искать, опускаясь в основание мира, чтобы мировоззренческая система не была противоречивой. Все населявшее это здание как в хорошей коммунальной квартире вынуждено было подчиняться определенным правилам поведения, четко расписанным и принятым для неукоснительного выполнения. И становилось более или менее понятно, как жить, что делать * . Понятие 'картина мира' искажает смысл понятия 'мировоззрение' еще и потому, что мировоззрение только тогда выполняет свои функции, когда мироощущение или мировосприятие индивида конгениально, созвучно мировоззрению коллектива. Тогда мировоззрение становится частью интимной духовной жизни человека. Когда же такого созвучия нет, индивид отвергает коллективные представления о мироустройстве. А картина мира, путеводитель по жизни никогда не смогут стать элементом, составной частью духовного мира личности. В основе мировоззрения лежит аккумулированный опыт человечества или определенной социальной группы.

Мифология основывалась на коллективном опыте тех или иных древних народов, но этот опыт был весьма ограниченным: жизненное пространство каждого народа (ойкумена) было невелико, не существовало широких связей между племенами (т.е. различные сообщества людей существовали в определенной изоляции друг от друга), историческая память охватывала достаточно короткий отрезок человеческого существования, закрепляясь лишь в устной традиции (до возникновения письменности). Мышление еще только начинало рационализироваться. Но неуклонное развитие человечества неминуемо вело к разрушению мифологии.

Расширялись и укреплялись связи между народами, возникновение письменности раздвигало границы исторической памяти, развивался и совершенствовался интеллект.

Интеллектуализация человеческого существования, роль разума в жизнедеятельности индивида и коллектива все более привлекали внимание к проблеме духа. Мир, в котором живет человек, перестает быть двойственным, он начинает утраиваться, к природной и социальной среде присоединяется среда духовная. В мифологии не было места духу, миф вещественен, мир в мифе - чувственная данность. Для более сложного мира необходима стала иная система описания бытия.

Мироздание получило в сознании людей не только фундамент и стены, но и кровлю.

Происходит отделение Неба от Земли, Небо становится обиталищем духа. И на смену мифологии приходят иные мировоззренческие системы. Можно выделить три основные исторические формы, три типа мировоззрения: уже рассмотренное мифологическое, религиозное и философское. Их возникновение и развитие основывается на практическом опыте человечества и связано с развитием человеческого сознания, мышления. Это развитие – от чувственного к рациональному, от наглядно-образного, эйдетического мышления к мышлению абстрактно-логическому.

Мифология представляет собой, в основном, чувственно-эмоциональное отношение к миру, религиозное мировоззрение – преимущественно чувственно-рациональное.

Философское мировоззрение максимально рационализировано, это осмысление главных мировоззренческих проблем на понятийном уровне. В настоящее время часто используется понятие 'научное мировоззрение'. Правомерно ли выделение еще одного типа мировоззрения и что понимать под ним? Если это научная картина мира, основанная на научных данных, то считать ее еще одним типом мировоззрения – значит размывать смысл этого понятия. Во-первых, мировоззрение – это не свод объективных научных знаний. Во-вторых, в научных картинах мира человек или 'выводится за скобки', или является объектом исследования.

Мировоззрение, как мы уже отмечали, необходимо субъективно, субъективность – 'проклятие' мировоззрения. Это именно человеческое отношение к очеловеченному миру. По большому счету, мировоззрение мало интересует, из кварков или лептонов состоит физическая реальность. Если речь идет просто о том, что современное мировоззрение должно опираться на данные наук, то это достаточно тривиально.

Философское мировоззрение всегда опиралось на современные ему научные результаты, более того, когда-то философия и была единственной формой существования научного знания. Это, кстати, относится ко всем философским направлениям. Даже религия в наш онаученный век не может не учитывать научные факты (примером тому может служить, допустим, религиозная и научная деятельность французского теолога и ученого-палеонтолога Тейяра де Шардена). В таком случае понятие 'научное мировоззрение' только вносит путаницу, ничего не добавляя в содержание понятия 'мировоззрение'. Существует еще одно понятие – 'обыденное мировоззрение'. На самом деле то, что называют обыденным мировоззрением есть на самом деле мировосприятие, основанное или на повседневном опыте обывателя (не берем это слово в оценочном смысле), или профессиональном опыте.

Несмотря на узость и ограниченность такого опыта, это мировосприятие обеспечивает повседневную жизнедеятельность людей и имеет важное значение для существования тех или иных социальных или профессиональных групп. Но беда, когда такое мировосприятие пытается выйти за собственные рамки и навязаться социуму в качестве мировоззрения единственного и непререкаемого, с претензией на общезначимость. Тогда появляются такие 'мировоззрения' как: технократическое, бюрократическое, сциентистское и т.п. Но, как мы отмечали выше, мировоззрение - это нормативное знание об Универсуме. В обыденном 'мировоззрении' нет этого Универсума, а есть лишь какая-то его часть.

Выделенным нами ранее чертам или критериям соответствуют именно три названных типа мировоззрения: мифологическое, религиозное и философское.

Религиозное мировоззрение возникает тогда, когда человечество осознало, что в этом мире не все зависит от физических возможностей, что силой духа, мышлением можно добиться большего, нежели грубой физической силой.

Мифологический культ тела уступает место религиозному культу духа. Но выделившись в качестве особой реальности дух, душа, сознание породили и философское мировоззрение, которое внешне часто похоже на религиозное. И то, и другое в качестве исходных посылок берут эмпирически абсолютно недоказуемые постулаты. И религия, и философия часто используют одни и те же понятия.

Различаются же они как по способам отражения мира в сознании человека (религия представляет свое содержание в чувственно-рациональной форме, философия – в форме абстрактно-логических построений), так и по собственным основаниям.

Религиозное мировоззрение – это обобщение, резюме духовного опыта человечества, а через него – и других форм опыта. Но прежде всего и в качестве единственной основы – опыт и искания духа.

Философское мировоззрение – это обобщение и резюме совокупного опыта человечества: производственного, социального, духовного. Как и любое мировоззрение – философское тоже обладает тенденцией к стереотипизации представлений о мире и поведении, к общезначимости. Но его природа внутренне противоречива.

Философское мировоззрение противопоставляет себя всем иным способам описания мира, различным формам идеологии и частным картинам мира. И для этого есть основания, так как в основе философского мировоззрения лежит совокупный опыт человечества, причем речь идет об опыте не только ныне живущих, но и об опыте всех предшествующих поколений. Все в истории человечества так или иначе актуально, имеет непреходящее значение, ибо всегда будут актуальны проблемы смысла жизни, добра и зла, гармонии человека с окружающим миром. Но опыт различных народов, не говоря уже о различных поколениях, не совпадает.

Противоречивость исторического опыта, с одной стороны, и стремление к максимальной полноте своих построений, к общезначимости постоянно 'взрывают' изнутри философское мировоззрение. Сама философия не обладает общезначимостью в том смысле, который мы вкладываем в понимание общезначимости результатов наук. Дело в том, что реально о 'философии' мы можем говорить только в том же смысле, который мы вкладываем, например, в понятие 'литература'. Реальное же явление, называемое 'литературой', – это многообразие жанров, несчетное количество уникальных произведений. Но, что интересно: специалисты-филологи говорят, что в самих авангардных произведениях литературы нет сюжетов, которые бы уже не встречались в Библии. Так и в философии. Набор 'вечных' проблем достаточно ограничен: смысл человеческого бытия, проблема добра и зла, блага и т.д., но сколько разных философских теорий, учений, систем.

Философия всегда обусловлена уровнем развития общества и личностью философа. Любая философская система, любая философская школа несет на себе отпечаток личности своего создателя, своего основателя, и отпечаток своего времени (его проблем). И, если считать справедливым утверждение, что каждый человек в какой-то степени философ, то 'философия' такого каждого человека – это взгляд личности на личные проблемы, осмысление личных проблем.

Философия же как особая форма знания – это осмысление личностью (чаще всего профессионалом-философом) общих проблем (или проблем актуальных для общества). Та или иная философская система (или несколько подобных) берется обществом за основу, и на ее фундаменте строится нормативная система. Таким образом, философское мировоззрение можно определить как осмысление обществом общих проблем. Любая проблема имеет несколько вариантов решения, выбор одного из них означает критику других вариантов, отбрасывание их.

Философия начинается там, где есть рефлексия, где выясняются причины проблем.

Мышление пытается понять, что есть мышление, человек пытается понять, что есть человек. И философское мировоззрение всегда рефлексивно, т.е. оно делает предметом анализа и само себя, свои основания. Если для других типов мировоззрения мир только лишь констатируется ('так есть'), то для философского мировоззрения мир – проблема ('почему так есть?' и 'есть ли так на самом деле?'). В этом принципиальное отличие философского мировоззрения от религиозного, для которого: 'Я не стремлюсь понять, чтобы уверовать, но верую, чтобы понять' (Ансельм Кентерберийский), т.е. в самой основе философского мировоззрения лежит сомнение, но сомнение созидательное, подвигающее его к постоянному саморазвитию и заставляющее человека искать новые пути собственного развития.

Понятно, что это делает философское мировоззрение весьма неудобным, приходится постоянно думать, самостоятельно анализировать, а это некомфортно. Проще верить кумирам, следовать готовым рецептам. Но важно помнить, что только сомневающийся человек никогда не позволит загнать себя в тупик несвободы. И последнее, что можно отнести к специфике философского мировоззрения. Оно всегда так или иначе опирается на факты науки, и поэтому стремится к точности и объективности, но оно не может не учитывать того момента, что мы в своих мировоззренческих построениях не можем 'выйти из себя', преодолеть свою субъективность в восприятии мира, посмотреть на себя со стороны.

Поэтому субъективность философского мировоззрения как бы задается, сознательно кладется в его основы, но одновременно изучается, учитывается и, тем самым, преодолевается.

Сознательная субъективность философского мировоззрения, в конечном счете, ведет к более полному (не всегда более точному, в смысле детального описания конкретных событий – масштабное знание всегда менее точно, чем конкретное), более достоверному и, тем самым, более объективному знанию о мире и способствует более адекватному, гармоничному 'вписыванию' человека в действительность.

Соотносим сказанное. В своем историческом развитии человечество выработало несколько основных форм духовно-практического освоения мира – мировоззрения. Они изменяются, переходят от одной эпохи к другой, порождают промежуточные и симбиозные формы: религиозно-мифологические, философско-религиозные. Более того, в силу самых разных причин, та или иная форма мировоззрения как бы 'вырождается', 'сжимается'. Так, например, успехи естественных наук оттеснили мифологию в социальную сферу, наименее, как это ни покажется странным, познаваемую и освоенную.

Социальная мифология как чувственное представление социального мира, как неумение отделить явление от сущности, как персонификация и олицетворение социальных явлений, как ощущение субъектом своей несвободы прекрасно существует даже в самых просвещенных обществах. Но изменяясь, развиваясь, мировоззрение всегда остается способом самоопределения, самопознания, самосознания общества. В отличие от других форм и способов познания и освоения мира мировоззрение – это взгляд на мир через призму интересов, желаний, ценностей общества, это пристрастное отношение Человека к Миру человека.

Специфика философского знания Философия есть теоретическая рефлексия над мировоззрением и культурой определенного исторического типа.

Рефлексия есть осознание, осмысливание и обоснование того, над чем она осуществляется.

Философия составляет теоретическую основу мировоззрения или его теоретическое ядро, вокруг которого образовалась своего рода духовное облако обобщенных обыденных взглядов житейской мудрости.

Понятие «мировоззрение» шире понятия «философия», т. е. философия – это система основополагающих идей в составе мировоззрения человека и общества.

Предметом философии является не одна какая-нибудь сторона сущего, а все сущее во всей полноте своего содержания и смысла.

Философия нацелена не на то, чтобы определить точные границы и внешнее взаимодействие между частями и частицами мира, а на то, чтобы понять их внутреннюю связь и содержание.

Поскольку предметом философии выступает мировоззрение и культура, постольку проблемы, с которыми имеет дело философия, являются смысложизненными. Таких проблем много и все они выступают как проблемы человека.

Проблема человека – центральная проблема философии. В качестве отдельных сторон человека – проблема сознания и самосознания человека, проблема познавательных возможностей и методов познания, проблема отношения человека и Бога, любви и счастья, свободы и неволи.

Специфика философского знания: 1. Философское знание является системно-рациональным. В этом сущность сближения философского знания с любым теоретическим, в частности научным. 2. Философское знание является целостным выражением мира, причем это целостное, духовное выражение мира осуществляется на уровне всеобщих его свойств и связей. В этом своем свойстве философия отличается от любой другой картины мира: философская картина мира характеризуется всеобщностью. 3. Философское знание являются ценностным, что сближает его с другими типами мировоззренческого знания (религия, искусство), а также отличается от любого предмета знания, научного.

Философия и мировоззрение личности Философское осмысление действительности нельзя рассматривать как описание окружающего мира с какой-либо единой обобщающей научной точки зрения, где человек – сторонний наблюдатель.

Философия это не просто часть, или, как принято говорить, ядро мировоззрения, а одна из его форм, наряду с такими мировоззренческими формами как миф и религия.

Специфика каждой из них – в характере отношения человека к миру и к себе. И если говорить о философском характере отношения к миру, то его главная отличительная особенность в критическом отношении к той системе знаний и представлений о мире, которые имели место еще до того, как человек начал философствовать.

Философия – это всегда проблематизация на первый взгляд вполне очевидных вещей. Она возникает из сомнения в очевидности общепринятых мнений, рассуждений, правил, традиций, внешне неопровержимых истин. Еще до всякой философии сознание нормального человека обладает достаточной цельностью, устойчивостью, упорядоченностью, оно опирается на целый ряд вполне определенных представлений о мире и принципов действования в нем, через которые, как через сито, просеивается вся поступаемая извне информация. Этот набор знаний о мире и правил действия в нем формируется у человека в процессе его социализации (т.е. посредством воспитания, обучения, приобщения к традициям, к культуре данного общества), а также и через его личный жизненно-практический опыт.

Пожалуй, именно эта система общепринятых в данном обществе принципов и ценностей как раз и является ядром мировоззрения каждого из представителей конкретного общества и конкретной эпохи. В основании этих принципов лежит коллективный опыт, который передается из поколения в поколение как достоверное знание, как общепринятая традиция. Но мировоззрение отдельной личности к этому коллективному опыту не сводится – в противном случае оно было бы исключительно одинаковым у всех людей.

Мировоззрение человека представляет собой обобщение, осмысление этого совокупного опыта с позиции своего 'я', что предполагает соответствующую оценку всей имеющейся информации.

Оценивая определенным образом данную систему знаний, человек обосновывает, почему необходимо принять или не принять окружающий мир в качестве системы своих ценностей. Через осуществляемый процесс оценки формируются такие важные мировоззренческие компоненты как убеждение и вера.

Убеждение в правильности даваемых тобой оценок, вера в истинность разделяемых тобой принципов. В силу того, что в мировоззрении человека помимо системы общепринятых знаний (которые он впитывает вместе с культурой данного общества) присутствует оценка этих знаний, а соответственно убеждение и вера или неверие в эти знания, то мировоззрение всегда носит исключительно субъективный, личностный характер.

Правда, надо сказать, что далеко не все люди могут четко сформулировать свои мировоззренческие принципы, развести границу между, так называемым, философским мировоззрением и своим личным мнением, а тем более дать какую-либо оценку своим убеждениям. И не для всех людей возникает необходимость в этом. Этим людям больше свойственна не столько какая-либо четкая мировоззренческая позиция, которая диктует им определенную линию поведения, сколько чувственно-эмоциональное переживание этого мира, основанное на личном опыте общения со своим ближайшим окружением. Этот личный, непосредственный, сиюминутный опыт практической жизнедеятельности распространяется на весь мир, на весь комплекс знаний и принципов, которые были усвоены. Если опыт был приобретен в атмосфере любви, взаимопонимания, уважения и т.д., то и мир воспринимается добрым, благорасположенным к человеку, не простым, но оставляющим надежду. Если этот опыт формировался в атмосфере взаимных обид, унижений, лицемерия, вранья, то и жизнь человека ощущается как постоянное страдание, а мир воспринимается враждебным, лживым, злым. Если человеку в своей практической деятельности приходилось постоянно самоутверждаться, отвоевывая свое место под солнцем, то и мир воспринимается как постоянное состояние борьбы, когда, если ты не толкнешь, то толкнут тебя. По-видимому, большая масса людей как раз и находится на таком уровне мировосприятия, не поднимаясь до каких-либо четких мировоззренческих формулировок. Этот уровень можно назвать обыденным мировоззрением или мироощущением, сформированным через личный жизненно-практический опыт.

Потребность в четкой формулировке своих жизненных принципов возникает тогда, когда правила, вроде бы неоднократно проверенные практикой, почему-то не срабатывают, когда твои ожидания, надежды, основанные на эмоционально-чувственном восприятии мира, не оправдываются, когда привычный ход вещей становится непонятным. В этот момент у человека возникает потребность найти причину, докопаться до сути, до основополагающих принципов и проверить их на истинность, безупречность, непорочность. И чтобы эту потребность удовлетворить, человек и должен перейти в плоскость философского отношения к миру.

Философское отношение к миру – это не просто теоретическое осмысление, оправдание и эмоциональное переживание своего существования в нем, но критическое отношение к миру через призму понимания своего 'я'. Потребность в философии у человека возникает не тогда, когда он ищет ответ на вопросы: 'Что такое мир? Как человек в него вписывается? Как он должен поступать, чтобы выжить? Во что он должен верить, и на что он может надеяться?' На эти вопросы каждый для себя определенным образом ответил еще до всякой философии под давлением конкретных жизненных обстоятельств, повседневного житейского опыта, в процессе семейного воспитания и школьного обучения, под воздействием самого разнообразного общекультурного материала (пресса, религиозная проповедь, художественная литература, телевидение, общественное мнение, идеологическая установка в виде политической резолюции, постановления и т.д.). Философия начинается тогда, когда человек начинает сомневаться в правильности даваемых им ответов, в действительности своих обязательств, подлинности своих оценок, надежности своей веры, устойчивости своих убеждений, в истинности своих идеалов.

Философия, как теоретическая дисциплина, может воздействовать на мировоззрение людей только как на личностно-сознательных читателей философских текстов, которые сами задаются вопросами о смысле жизни, о своем месте в мире и пытаются найти на них ответы. Таким образом, еще до того, как у философии появится возможность оказать соответствующее влияние на сознание индивида, у человека должна возникнуть потребность в философствовании.

Философская проблематика возникает не в философии, как в особой форме профессиональной деятельности, а в реальной жизни людей. И роль философии в данном случае - предостеречь человека от слишком легкого, простого, а то и часто наивного решения мировоззренческих вопросов.

Философия призвана разрушать всезнайство обыденного сознания, приводить его к сомнению в своей непогрешимости и, тем самым, препятствовать утверждению необоснованных выводов, воспроизведению устаревших рассуждений, тупиковых способов анализа проблем. На такого рода рассуждения логично было бы возразить: 'А зачем современному человеку нужно сомневаться в очевидности, лежащей перед его глазами, изобретать еще что-либо? Ведь есть наука, которая дает вполне достоверные, обоснованные ответы и рекомендации, достаточные для практической жизни'. Вряд ли сегодня мы встретим человека, который бы оспаривал огромное значение науки в наш век.

Каждый сможет назвать массу научных открытий XX веха, которые значительно изменили образ жизни современного человека. Но стали ли мы по сравнению с предыдущими эпохами мудрей? На все ли вопросы можем ответить сегодня? Уменьшилось ли количества непознанных явлений и всевозможных заблуждений по сравнению с донаучными эпохами? Поистине мудрым ответом на эти вопросы явился бы отрицательный ответ. Наука несет человеку не только новые знания и возможности, но и понимание того, что существуют практически неразрешимые задачи, неопределенные жизненные ситуации.

Только недалекий человек может решительно заявить, что он знает все, что ему необходимо для жизни. Это мнимое всезнайство сродни мировоззрению первобытного человека, для которого не существовало вопроса, ставившего его в тупик. На все он имел объяснение, восходящее либо к авторитету старших поколений, либо к легенде сотворения мира. Наука рождается не в атмосфере остро переживаемого незнания, а. напротив, она повсюду вторгается в царство уже сложившихся представлений об окружающем мире, и именно поэтому ей приходилось прокладывать дорогу через костры инквизиции, завоевывая территорию неопровержимых видимостей, в истинности которых большинство не сомневалось. Наука приносит людям логически и эмпирически удостоверенное знание, охватывающее достаточно узкий круг явлений, в то же время накладывает запрет на ряд практических ожиданий человека, отбрасывая огромное количество утешительных иллюзий и псевдообъяснений. Так, например, классическая механика заставила расстаться с мечтами о вечном двигателе, химия наложила запрет на алхимические опыты, развитие анатомии, астрономии значительно подорвали веру в астрологию и хиромантию. Наука объяснила многие природные явления, научилась предупреждать их разрушительные последствия. Тем не менее она не всегда способна предсказать последствия практических применений своих собственных открытий, о чем убедительно свидетельствует надвигающаяся на человечество экологическая катастрофа. Наука так и не смогла дать достоверных знаний в защиту или в опровержение идеи бога, бессмертия души, происхождения человека, возможностей построения справедливого общества. Наука не может с уверенностью сказать, что микромир и космос, или глубинные процессы, происходящие в душе человека, являются именно такими, какими они представляются ученым. Тем более нельзя требовать от науки универсального знания, которое можно было бы использовать в сфере индивидуальных жизненных решений и выборов. Таким образом, с развитием науки человек не только приобретает новые знания и возможности, но все больше убеждается в том, что существует еще масса областей, которые он не знает и может быть никогда не узнает.

Нельзя сказать, что этот взгляд на науку является массовым достоянием.

Современная наука оказала значительное влияние на обыденное сознание людей.

Современный человек уже не может с прежней серьезностью относиться к персонажам религиозных мифов, к чудотворцам, гадалкам, предсказателям. Но потребность в прорицании судьбы, в чуде исцеления, в предсказании исхода какого-либо важного начинания у человека остались. И многие люди склонны требовать теперь от науки такого исчерпывающего, универсального знания, которое бы носило форму провидения и позволяло черпать наставления и предостережения на все случаи жизни.

Такого рода мировоззренческая позиция получила название сциентизма. В массовом сознании сциентистские установки складываются стихийно и проявляются в безграничной вере в то, что все научные открытия - это несомненные блага для человечества, что авторитет ученого является беспрекословным, а научные истины безусловными, не требующими морального обоснования.

Стихийно складывающаяся сциентистская ориентация массового сознания находит поддержку и в теоретических установках некоторых ученых. Так называемый теоретический сциентизм предполагает, что наука - это решающая и единственная сила прогресса, что она является абсолютным эталоном всей культуры человечества, а потому она является единственным и достаточным условием ориентации человека в мире.

Причем, идеалом для сторонников данной позиции выступает не всякое научное знание, а результаты и методы естественных наук, которые стараются внедрить и в гуманитарную сферу. И здесь уместно вспомнить часто возникающий на страницах нашей прессы спор между 'физиками' и 'лириками', в котором одна из сторон позволяет себе проявлять неуважительное отношение к этическим и эстетическим ценностям, либо к истории как к науке, лишь потому, что знания этих областей не сулят человечеству перспектив материального прогресса и не могут быть описаны математическими методами. С точки зрения теоретического сциентизма каждая проблема, которая не поддается однозначному решению либо описанию строгими научными методами, является 'псевдопроблемой'. Не менее трагическая ситуация возникает, когда идеология сциентизма распространяется на сферу общественных наук, к которым предъявляют требования разработать универсальную 'научную' методологию преобразования общества. В данном случае социальная организация и составляющие ее индивиды рассматриваются только в качестве средства для реализации научных экспериментов.

Подобные программы теоретического сциентизма и ожидания стихийного сциентизма находятся в удивительном созвучии. Обе стороны признают, что наука должна быть главным ориентиром человеческой жизни, не сомневаются в том, что наука способна дать надежные познавательные гарантии правильности сделанного человеком выбора в сторону прогресса.

Подобное обольщение успехами научного знания есть не что иное, как преувеличение роли и значения научных истин по сравнения с общечеловеческими ценностями и идеалами.

Подводя итог всему сказанному, можно утверждать, что основное влияние, которое философия оказывает на сознание человека, - это дать возможность критически посмотреть на свои мировоззренческие суждения. Но философское мировоззрение не сводится к критической позиции человека в отношении к миру. В центре философского мировоззрения находится сам размышляющий человек. И философия для него является всего лишь одним из способов осознания своего 'я' в мире людей и вещей.

Действия человека никогда не являются однозначно определенными, запрограммированными. У каждого всегда имеется возможность выбора поступка, а отсюда возможность сомнения в правильности сделанного выбора. Со стороны действующего поступок нуждается в обосновании, оправдании, со стороны окружающих - в понимании. За простыми житейскими поступками могут стоять серьезные философские проблемы, которые нередко являются причиной нравственных терзаний.

Например, такие вопросы: оправдывает ли цель средства? Что должно преобладать в деятельности - волевое начало или трезвый расчет, холодный рассудок или чувство долга, ответственности, доброты, любви и т.д.? Как соотнести личные, семейные и гражданские, партийные, национальные, общечеловеческие ценности и интересы и т.д. На эти вопросы нельзя ожидать каких-то универсальных ответов, каждый отвечает по-своему, совершая конкретный поступок. Не исключением в этом отношении являются хорошо всем известные моральные заповеди, которые каждый нормальный человек стремится не нарушать. Такие моральные заповеди как 'не убий', 'не лги', 'не предавай', 'не воруй' воспринимаются как очевидные простейшие истины, как надвременная предпосылка человеческого общежития. Тем не менее, совершая конкретный поступок, человек вновь и вновь стремится обосновать ту или иную моральную норму, наполнить ее конкретным содержанием, как бы убедить себя, что он должен сделать именно так, а не по-другому.

Философия помогает человеку сформировать определенный способ своей жизнедеятельности. И философия в данном случае является не просто набором сюжетов, иллюстрирующих возможные ответы на вечные вопросы бытия и смысла существования, но это своего рода способ включения человека в окружающий его мир.

Философское осмысление деятельности - это всегда проникновение в общечеловеческий опыт, традиции, это знакомство с системой ценностей и культурой деятельности, выработанной человечеством в целом. Если человек, делая попытку ответить на мировоззренческие вопросы, обращается к философской традиции решения той или иной проблемы, он имеет преимущество, не изобретая велосипед, усвоить опыт предшествующих поколений как на уровне житейской мудрости, так и человеческой истории в целом. И в этом отношении, наверное, правомерно было бы сказать, что для каждого отдельного человека философия, во-первых, это способ осмысления им своей деятельности через обоснование, оправдание, мотивацию; во-вторых, это способ посредством мышления вступать во взаимоотношения с миром, с другими людьми, поколениями, прошлым, настоящим, будущим. Стоит отметить и то, что философия дает человеку не только возможность решения вопросов бытия и действования в мире, но она дает возможность так же и уйти от мира, если он не удовлетворяет человека.

Реально в жизни человек может быть кем угодно, ежедневно выполнять какие угодно функции, но именно тогда, когда он начинает философствовать, рассуждать, анализировать свои поступки, действия, в которых непосредственно выражаются его мировоззренческие принципы, человек приобретает определенную свободу принять или не принять окружающий мир в качестве системы ценностей. И по-видимому, именно в этом смысле можно понять слова М.Мамардашвили: ” Философия – это свобода, осуществленная через философствующего человека”. Заключение: Мы рассмотрели соотношение мировоззрения и философии.

Исторически философия представляла собой систематизированный, общетеоретический взгляд на мир, и в этом отождествлялась с теоретическим мировоззрением. Такое натурфилософское мировоззрение носило в основном созерцательный характер. С развитием форм общественного сознания и особенно науки, философия стала утрачивать свою роль как «науки наук». В то же время связь форм общественного сознания с философией, как системой идей, значительно возросла.

Оставаясь основой мировоззрения, она стала определять его общую направленность и характер.

Материализм или идеализм, диалектики или метафизика — принципы философии как формы мировоззрения определяют всё мировоззрение в целом.

Марксистская философия отвергает задачу построения особой философской «мировоззренческой» картины мира наряду с суммой реальных научных знаний о мире, — пишут авторы работы «Общественное сознание и его формы». Научное мировоззрение — совокупность научных представлений о природе, обществе и человеческом мышлении может быт простроено лишь усилиями всех наук, включая и научную философию. Суть материалистической диалектики заключается в том, что она есть логика развития научного мировоззрения. При социализме научное мировоззрение, основу которого составляет марксизм-ленинизм как цельная и стройная система философских, экономических и социально-политических взглядов, становится господствующим в духовной жизни общества. «Марксистско-ленинское мировоззрение является научным миропониманием, так как оно опирается на научную картину мира.., оно оценивает общественную жизнь как составную часть материального мира...». В отличие от науки, философия существовала и существует не только в качестве специализированного знания, но и в менее строгих формах на уровне обыденного сознания.

Непрофессиональные философские взгляды составляют основу обыденного мировоззрения.

Источником обыденной философии являются социально-психологические традиции масс, искусство и литература, а также повседневный практический опыт. Для обыденного мировоззрения характерна стихийно-материалистическая ориентация. Это отмечал даже такой субъективный идеалист, как Дж.

Беркли. Построения Беркли воспринимаются с привычной материалистической ориентации, как верх абсурда. На стихийно-материалистических позициях стоят и многие учёные.

Однако их мировоззрение отличается от обыденного научным стилем мышления.

оценка дачи рыночная в Орле
оценка незавершенного строительства в Брянске
азс экспертиза в Смоленске