Частные деньги: проблемы и перспективы развития

Частные деньги: проблемы и перспективы развития

Введение.

Деньги околдовывают людей. Из-за них они мучаются, ради них они трудятся. Они изобретают самые хитроумные способы получить их и самые изощренные способы потратить их.

Деньги – единственный товар, из которого нельзя извлечь пользу иначе, чем избавившись от них. Они не накормят вас, не оденут, не дадут приюта и не развлекут до тех пор, пока вы не истратите или не инвестируете их. Они обладают для вас ценностью только в тот момент, когда вы отказываетесь от обладания ими. Люди почти все сделают ради денег, и деньги почти все сделают для людей.

Деньги – это пленительная, нескончаемая и переменчивая загадка. В мире денег происходит революция.

Международная финансовая система становится все более ненадежной для простых людей, зависящих от нее, и люди ищут способ создавать новые виды денег, чтобы поддержать свою жизнь. Эти «новые алхимики» находятся на переднем крае «протестантской денежной революции». Протестанты молились без посредничества священников – эти люди учаться создавать деньги без банков. Наше путешествие поможет найти этих новых алхимиков, указывающих нам путь вперед, но одновременно это и личное исследование своеобразной виртуальной природы денег в конце 20-ого столетия.(Дэвид Бойл, 1999) В этой курсовой работе рассмотрена природа возникновения государственной монополии на эмиссию денег, а также основные пути альтернативы выпуска денег. Глава 1 посвящена историческим причинам, из-за которых возникла государственная монополия – его положительным и отрицательным чертам. Во второй главе рассмотрены теории ряда известных экономистов о частных деньгах. И, наконец, в третьей главе изложены перспективы расширения использования частных денег. Глава 1. Причины возникновения государственной монополии на эмиссию денег. 1.1Исторические аспекты монополизации денежной эмиссии. 1.1.1 Развитие централизованной банковской системы в Англии . Происхождение банковского дела в Англии может быть датировано примерно серединой XVII в., когда торговцы начали хранить свободные остатки принадлежащих им денег и драгоценных металлов в золотых мастерских.

Мастера, в свою очередь, стали предлагать торговцам процент на такого рода вклады, поскольку они получали возможность отдать их в рост по еще более высокой ставке.

Расписки мастеров, подтверждающие принятие вклада на хранение, стали циркулировать в качестве денег. Это со временем породило множество небольших частных фирм, каждая из которых обладала равными правами и занималась выпуском векселей в неограниченных масштабах и вне государственного контроля.

Второй этап в истории банковского дела в Англии, начало которого связано с учреждением Банка Англии (Bank of E ngland) в 1694 г., начался в результате политического события довольно случайного характера. Для обеспечения своих финансовых нужд Карл II (Charles II) был вынужден в значительной мере полагаться на кредиты лондонских банкиров. Его долг рос быстрыми темпами, и в 1672 г. он приказал казначейству приостановить выплаты денег, в том числе в счет собственных займов. Тем самым доверие к королю оказалось подорванным на многие десятилетия, и именно стремление найти замену таким образом разрушенному источнику займов вынудило Вильяма III (William III) и его правительство обратиться к схеме финансиста по имени Паттерсон (Patterson), которая предполагала создание института, известного под названием Управляющий и Ко при Банке Англии ( Governor and Company of the Bank of England ). Ранняя история Банка оказалась последовательностью взаимных услуг, обмен которыми происходил между услужливой корпорацией и нуждающимся правительством.

Капитал Банка при образовании составлял 1,200,000 фунтов стерлингов. Эта сумма была незамедлительно выдана в долг правительству, в обмен на что Банку было разрешено выпустить банкноты на эту сумму.

Внезапный выпуск столь большого объема банкнот сопровождался полным набором элементов денежной инфляции. В 1697 г. правительство обновило и расширило привилегии Банка, разрешив ему увеличить собственный капитал и, таким образом, расширить выпуск банкнот. Кроме того, правительство предоставило Банку монопольное право на ведение правительственных расчетов, постановив, что отныне все платежи правительству должны были производиться через Банк, правило, реализация которого привела к существенному росту престижа Банка. Далее, было также постановлено, что никакой другой банк не мог быть учрежден через принятие Парламентом специального закона.

Наконец, Закон постановлял, что никакие действия Управляющего и Ко при Банке Англии не могли служить поводом для использования частной собственности любого из членов корпорации в качестве компенсации за нанесенный ущерб, что, по сути, означало предоставление Банку привилегии ограниченной ответственности. Это стало той привилегией, в которой было отказано всем другим банковским ассоциациям на протяжении последующих полутора веков. В 1709 г. устав Банка был вновь пересмотрен, помимо предоставления ему права увеличения капитала в обмен на предоставление кредита правительству, Закон также постановлял, что ни одна фирма, состоящая из семи и более партнеров, не имела права на выпуск векселей до востребования и со сроком выплаты менее полугода. Это фактически привело к исключению акционерных обществ из эмиссионного бизнеса и из банковского дела вообще, поскольку последнее понятие в те времена практически полностью ассоциировалось с эмиссионной деятельностью. С 1751 г. Банку было доверено управление государственным долгом. В обмен на возобновление лицензии в 1764 г. Банк выплатил правительству вознаграждение в размере 110,000 фунтов.

Следующее возобновление и еще один займ имели место в 1781 г., а затем еще раз в 1800 г. Для краткости можно сказать, что в период между 1694 г. и началом ХIX в. в результате последовательных возобновлении лицензии Банка Англии казначейство богатело не менее семи раз и это не считая краткосрочных займов, предоставлявшихся правительству в рамках повседневной деятельности Банка.

Концентрация привилегий в руках Банка обеспечила ему престижную и влиятельную позицию в финансовом мире, имевшую результатом, в частности, тот факт, что мелкие частные фирмы испытывали трудности, конкурируя с Банком в тех же сферах бизнеса, и большинство частных банкнот в Лондоне закончили свое существование примерно к 1780 г.

Другим следствием такого развития событий стало то, что мелкие банки обратились к практике хранения своих средств в Банке Англии, который, таким образом, уже начал приобретать черты центрального банка.

Период 1797-1819 гг. представляет для нас интерес не только в связи с тем, что он прекрасно демонстрирует ту силу, с которой правительство оказывало нажим на Банк, но также и потому, что следствием политики правительства в отношении Банка, в конце концов, стало дальнейшее укрепление позиции последнего в банковской сфере страны.

Начиная с 1800 г., на всем протяжении периода быстрого обесценения фунта, сопровождавшегося феноменальным расширением военных кредитов, банкноты Банка Англии практически служили законным средством платежа. Они не были официально признаны таковыми до 1812 года, но, поскольку эти банкноты являлись средством осуществления всех правительственных платежей и в какой-то мере из патриотических соображений, как правило, принимались везде по своей номинальной стоимости.

Наконец, в 1812 г. правительство объявило их универсальным законным средством платежа. Закон 1844 г. провозгласил окончательную монополизацию эмиссионной деятельности в руках Банка Англии. Закон определил, что фидуциарная (не обеспеченная золотом) эмиссия Банка должна ограничиваться 14 миллионами фунтов. Все прочие существовавшие к тому времени эмиссионные банки получали право на продолжение своей деятельности, однако, максимальный предел эмиссии для каждого из них фиксировался на том среднем уровне, который в преддверии принятия Закона был достигнут данным конкретным банком.

Эмиссионные права банков терялись ими в тех случаях, когда они сливались либо поглощались другими банками, а также, если они добровольно отказывались от такого рода прав, причем Банк Англии должен был по Закону приобретать права таковых в объеме двух третей от утвержденной для них эмиссии.

Приобретение эмиссионных прав вновь образованными банками было запрещено.

Гладстон, выступая на парламентских дебатах по Банковскому акту сэра Роберта Пила в 1844 и 1855гг., заметил, что даже любовь сделала дураками меньше людей, чем рассуждения о природе денег. Карл Маркс, 1859 Глядя на Закон 1844 г. с сегодняшних позиций и, таким образом, зная о последующем развитии событий в банковской сфере, в частности, о процессах слияния в последней четверти XIX в., невозможно не заметить ненормальность того положения, в которое Закон поставил провинциальные эмиссионные банки.

Поскольку им было запрещено приобретение, путем ли прямой покупки или в результате слияния, права эмиссии других эмиссионных банков, это приводило к консервации мелких банков даже в тех ситуациях, когда их объединение было экономически целесообразным. Так происходило потому, что прибыль в случае сохранения за собой эмиссионных прав могла перевешивать выгоды объединения в более крупный концерн.

Начиная с той поры, акционерные банки концентрировали свои усилия в сфере депозитного бизнеса. 1.1.2 Развитие централизованной банковской системы во Франции Оказавшийся неудачным первый опыт эмиссионной деятельности во Франции на многие годы задержал развитие банковской сферы в этой стране.

Монопольные права, дарованные в 1716 г. Джону Ло (John Law) на деятельность его Банка Женераль (Banque Generale), имели результатом катастрофические масштабы бумажной эмиссии и последующее закрытие банка, просуществовавшего всего пять лет. Вслед за этим правительство увеличило ограничения на учреждение эмиссионных банков, и, хотя в других областях банковского бизнеса, главным образом, в кредитной и валютной его сферах, образование фирм все же происходило, ни один эмиссионный банк так и не был учрежден вплоть до 1776 г.

Первым из таких банков стал Кэс д'Эскомт (Caisse d' scompte), партнерство с ограниченной ответственностью, основанное Тюрго (Turgot), министром финансов Франции. С самого начала своей деятельности банк имел весьма тесные отношения с правительством, со временем фактически став филиалом финансового департамента правительства.

Обещание предоставить казначейству займ в 6 млн. франков, данное банком в 1783 г., вызвало 'набег' на банк и вынудило тот приостановить выплаты.

Плачевное положение финансов государства, к тому времени уже сильно задолжавшего Кэс, привело к тому, что в 1788 г. курс банкнот банка был определен в принудительном порядке. За этим последовало установление ассигнационного режима.

Первые ассигнации 1789 г., которые не являлись, по сути, законным средством платежа, а были лишь обеспеченными национальным богатством (biens nationaux) краткосрочными процентными государственными облигациями, учитывались, как правило, Кэс.

Однако в 1790 г. ассигнации стали законным средством платежа. После этого Франция утонула в потоке ассигнаций, доведя Кэс до банкротства и оставив на многие годы всеобщее неверие в бумажные деньги.

Учреждение эмиссионных банков было запрещено по декрету 1792 г., однако, последовавшая затем отмена декрета и восстановление обычных денег в 1796-1797 гг. подтолкнули ряд парижских кредитных банков к осуществлению эмиссионной деятельности.

Главными среди них были Кэс де Комт Куран (Caisse des Comptes Curants) и Кэс д'Эскомт дю Коммерс (Caisse d' scompte du Commerce). Следующее новшество имело место в 1798 г., когда в Руане (Rouen) был открыт первый в провинции эмиссионный банк. Банк приступил к эмиссии мелких банкнот номиналом в 100 франков, в то время как парижские банки не имели обыкновения выпускать банкноты номиналом менее 250 франков.

Свобода, определявшая условия банковской деятельности во Франции, не вызвала никаких финансовых катастроф и оказалась вполне удачным выбором, однако ряд политических событий обрек такое положение вещей на скорый конец. Мания централизации, преследовавшая Наполеона, а также те трудности, с которыми он столкнулся в попытках учета государственных ценных бумаг, -- трудности, вызванные главным образом недоверием к тогдашнему правительству, -- заставили Наполеона обратиться к идее об использовании возможностей банка, созданного под началом правительства. Таким образом, в 1800 г. ему удалось убедить акционеров Кэс де Комт Куран закрыть компанию, превратив ее в новый банк, получивший название Банка Франции (Bank of France). Уставной капитал Банка в 36 млн. франков был частично финансирован за счет капитала Кэс де Конт Куран, частично -- за счет дополнительной эмиссии акций Банка, а также из правительственных средств, заимствованных из фонда погашения государственного долга.

Вскоре после создания Банка правительство распродало значительную часть принадлежавших ему акций, что, однако, не повлекло за собой увеличения независимости Банка. В 1802 г. состоялись новые переговоры, сопровождавшиеся неприкрытыми манипуляциями, и их конечным итогом стало то, что Кэс д'Эскомт дю Коммерс был вынужден против собственной воли войти в состав Банка Франции.

Однако наиболее жестокий удар по конкуренции был нанесен год спустя, когда правительство, во исполнение знаменитого Закона 24-ого Жерминаля XI года (loi du 24 Germinal an XI), даровало Банку Франции исключительную привилегию на эмиссионную деятельность в Париже, распорядилось об изъятии к определенной дате банкнот банков, ранее обладавших правом на эмиссию, а также наложило запрет на создание эмиссионных банков в провинции за исключением случаев, согласованных правительством, которое закрепило за собой права не только на разрешение всякой эмиссионной деятельности, но и установление ее максимальных пределов.

Предлогом для принятия такого решения стал незначительный финансовый кризис 1802 г., хотя тогда никто не предъявил свободно конкурирующим банкам никаких обвинений по этому поводу. С самого начала своего существования Банк Франции находился в условиях постоянного давления со стороны Наполеона. Уже в 1804 г. между Наполеоном и Банком разгорелся спор, вызванный нежеланием последнего предоставить в обмен на ценные бумаги правительства кредит по выгодной для Наполеона цене. Под нажимом Наполеона Банк все же выдал чрезмерный кредит и выпустил банкнот больше, чем мог обеспечить имевшимися в его распоряжении резервами. Сверх эмиссия, вкупе с широко распространившимися слухами о том, что Наполеон, в целях обеспечения военных нужд, отправил Банковские резервы драгоценных металлов в Германию, поставили Банк в тяжелое положение в следующем году. Банк был вынужден частично приостановить платежи, а его банкноты упали в цене на 10--15%. Вину за это Наполеон возложил на сам Банк, распорядившись поставить его в еще большую зависимость от правительства. В соответствии с этим, в 1806 г. он предоставил государству большинство голосов в администрации Банка, заменив избиравшийся акционерами Комитет на назначаемых главой государства Управляющего и двух его заместителей.

Последующие крупные займы казначейству в 1813 г. уже через год в очередной раз привели к частичной приостановке денежных выплат. Это создало почву для широкомасштабной критики и, кроме того, сыграло роль в повороте общественного мнения в пользу независимости Банка от правительства, однако дальше разговоров дело так и не пошло. 1.1 Положительные и отрицательные черты государственной монополии на эмиссию денег. “Для предотвращения таких злоупотреблений, для облегчения обмена и содействия, таким образом, развитию всех видов промышленности и торговли во всех более или менее развитых странах было сочтено необходимым отмечать публичным клеймом определенные количества тех металлов, которые в этих странах обычно употреблялись при покупке товаров. Так возникли чеканная монета и те государственные учреждения, которые получили название монетных дворов.

Учреждения эти имеют совершенно такой же характер, как и учреждения, созданные для надзора за правильностью мер и для клеймения сукон и полотен. Все эти учреждения имеют одну и ту же задачу — удостоверять наложением публичных клейм количество и установленное качество различных товаров, поступающих на рынок”. [1] Адам Смит Целью предыдущей главы было изложение исторических и логических причин, породивших особую форму организации банковского дела, которую принято называть централизованной системой.

Истоки ее могут быть обнаружены в создании монополий, частичных либо абсолютных, на осуществление эмиссионной деятельности.

Монополиям в этой сфере удалось пережить отмену протекционизма во всех других областях экономической деятельности. Те из них, что существовали еще до становления теории свободной торговли, выжили и окрепли. Там же, где монополий ранее не было, они возникли.

Анализируя обстоятельства, сопутствовавшие возникновению большинства монополий, мы обнаруживаем, что самые первые из них были порождены политическими факторами.

Создание монополий было тесно связано с чрезвычайными ситуациями, в которых оказывались государственные финансы.

Никаких экономических причин в пользу разрешения либо запрещения свободного допуска в сферу эмиссионной деятельности в те годы не существовало, да и не могло существовать в принципе.

Однако, однажды появившись на свет, монополии не торопились исчезать - они продержались вплоть до, да и после того момента, когда экономическая целесообразность их существования была наконец поставлена под сомнение.

Вердикт, вынесенный в результате дискуссий о судьбе эмиссионного бизнеса, оказался в пользу единообразия и монополии, а не конкуренции. После этого превосходство централизованной системы над ее альтернативой превратилось в догму, никогда более не подвергавшуюся обсуждению, а выбор в ее пользу при создании всех последующих центральных банков уже не вызывал ни вопросов, ни комментариев. В настоящей главе мы напомним и проанализируем главные аргументы сторонников централизованной системы, направленные против ее логической альтернативы. Затем мы попытаемся оценить резонность и убедительность этих доводов. Для начала может оказаться весьма полезным еще раз сформулировать самые общие различия между двумя альтернативными банковскими системами.

Наиболее упрощенное определение централизованной системы гласит, что она представляет собой систему, в рамках которой единственный банк обладает полной либо частичной монополией на осуществление эмиссионной деятельности.

Частичная монополия подразумевает ситуацию, при которой лишь один из множества реально существующих эмиссионных банков не ограничен жесткими рамками в своей деятельности. Банк этот являет собой власть, от воли которой зависит состояние львиной доли обращения. Кроме того, единственный из всех, он обладает такой степенью эластичности своей эмиссии, которая дает ему возможность осуществлять контроль за общим объемом денег и кредита.

Именно монополия эмиссионной деятельности послужила тем источником, из которого современные центральные банки почерпнули свои второстепенные функции и отличительные черты.

Контроль за состоянием золотых резервов банковской системы, без сомнения, должен сопровождать эмиссионную монополию.

Хранение значительной части банковских денежных резервов также связано с этим фактором: банкам, разумеется, удобно хранить свои неиспользуемые средства в центральном банке.

Однако они могут с чистым сердцем доверить свои резервы одному-единственному внешнему институту только в том случае, когда они полностью убеждены, что этот институт сможет при любых обстоятельствах вернуть их, причем в форме, которая будет принята общественностью.

Гарантией этого может служить лишь тот факт, что в случае необходимости банкноты этого института могут быть объявлены официальным средством платежа. И последнее, но отнюдь не менее важное, это то, что контроль над эмиссией банкнот дает центральному банку власть и над общей кредитной ситуацией. Все вышесказанное позволяет нам использовать термин 'централизованная банковская система' как в узком, так и в широком смысле этого выражения.

Центральный банк не является естественным порождением развития банковского бизнеса.

Напротив, центральные банки насаждались извне волей государства.

Именно этот факт стал причиной разительных отклонений в развитии общей структуры денег и кредита, которые проявились в условиях централизации, по сравнению с тем, что произошло бы при свободной системе в отсутствие государственного протекционизма. 'Свободная система банковского бизнеса' предполагает существование такого режима, при котором учреждение эмиссионных банков разрешено на тех же основаниях, что и фирм в любой другой сфере бизнеса, в той мере, в какой эти банки отвечают требованиям всеобщего закона о компаниях.

Доводы в пользу централизованной банковской системы: 1. Первый из них представляет собой аргумент против свободной системы, основанный на следующей логике. В условиях значительного числа эмиссионных банков всегда существует опасность того, что даже при обеспечении общей стабильности некоторые из банков время от времени оказываются неплатежеспособными, точно так же, как это происходит в других сферах бизнеса.

Банкноты любого из банков не остаются в руках у тех, кто в состоянии получить у этого банка кредит и, таким образом, самим воспользоваться плодами эмиссии.

Напротив, банкноты уплачиваются третьим лицам, непосредственно не связанным с данным банком. Те, кто в момент объявления неплатежеспособности банка имеют несчастье держать на руках его банкноты, терпят убытки.

Значительная часть этих банкнот, вероятно, окажется в руках тех, кто либо по незнанию, либо по природе своего подчиненного положения не в состоянии отказаться принять их. Люди же, обладающие большей информацией либо более высоким положением в обществе, ни за что не приняли бы их в уплату, заподозри они в делах банка что-то неладное. 2. Вторым аргументом, которому обычно отводилось наибольшее место, является довод об относительной вероятности возникновения инфляции, ведущей к кризису и депрессии.

Сторонники централизованной системы утверждали, что в условиях свободы колебания денежной массы и, таким образом, экономической деятельности вообще, оказались бы гораздо значительней, чем когда право на эмиссию принадлежит одному-единственному банку. При свободной системе конкуренция среди банков породила бы тенденцию к снижению ставки процента и увеличению кредитной массы. С течением времени последовал бы внешний отток золота за рубеж, но действие этого средства контроля, однако, не было бы своевременным, поскольку к тому времени, как утечка золота затронула бы банковские резервы, зерна депрессии оказались бы уже посеянными.

Напротив, сила кризиса была бы еще усугублена, если бы банки внезапно сократили кредитные операции для защиты собственных резервов.

Всякая тенденция к экспансии, продолжали противники свободной системы, приобретает в этих условиях кумулятивный характер: даже для тех банков, которые осознают возможные отрицательные последствия экспансии для состояния их резервов, позиция отказа от экспансии бесполезна. У них нет никакой надежды избежать утечки резервов через проведение консервативной политики, если другие продолжают раздувать свою эмиссию. Вывод этот базировался на следующей логике. Когда люди начинают требовать у банков золото для его последующего экспорта, они при этом не выбирают из всех банкнот те, что были выпущены виновником экспансии; они просто предъявят к оплате все банкноты, которые есть у них на руках. При этом доля банкнот каждого банка в общем количестве банкнот, направленных для погашения, будет примерно пропорциональна доле его эмиссии в совокупном обращении. Таким образом, консервативный банк вынужден нести часть бремени, ставшего результатом экспансии его соперника. Если такой банк захочет поддерживать долю своих резервов на прежнем уровне, ему, в результате того, что он лишился части своих резервов, придется сократить масштабы своих кредитных операций. Если это произойдет, банк или группа банков-экспансионистов могут продолжить свою экспансию, выживая своих конкурентов из бизнеса до тех пор, пока они не покинут его полностью, и обеспечат тем самым фактическую монополию экспансиониста. Таким образом, расширяют ли масштабы своей эмиссии банки с более консервативными подходами либо нет, им все равно не удастся воспрепятствовать потере своих резервов. Если же они не прибегнут к экспансии, они потеряют бизнес вообще.

Следовательно, заключают противники свободной системы, консервативные банки будут вынуждены присоединиться к раздуванию эмиссии из инстинкта самосохранения. 3. Третий довод в пользу централизованной банковской системы состоит в том, что центральный банковский институт обладает, вследствие доверия к нему со стороны общества, способностью облегчать трудности, сопряженные с кризисом. В условиях свободной системы, поясняли сторонники этой идеи, банки попадают под пресс требований об уплате долгов со стороны своих кредиторов и просто вынуждены сократить объемы кредитов, дабы гарантировать устойчивость своих резервов.

Подобной политике последуют все банки, вследствие чего их прежним клиентам-заемщикам придется объявить себя банкротами. Да и сами банки, по крайней мере, многие из них, вполне могут не пережить подобный ход событий. Ни один из них не пожелает расширить масштабы эмиссии своих банкнот, опасаясь наплыва требований об их обмене на золото.

Других же кредитных институтов, способных исправить создавшееся положение, просто не окажется. С другой стороны, если банковская система имеет в своем распоряжении центральный банк, тот сможет увеличить объемы своей эмиссии в период кризиса, не опасаясь при этом роста внутреннего спроса на золото, поскольку люди готовы принимать банкноты центрального банка безоговорочно. Таким образом, созданные коммерческим банками прорехи в кредитной системе, когда кризис заставляет их требовать возврата долгов, могут быть залатаны центральным банком, действующим в качестве кредитора в последней инстанции.

Против частной эмиссии выдвигают много возражений, но основные из них таковы: · Частная фирма, максимизирующая прибыль, будет увеличивать предложение своих денег до тех пор, пока не достигнет предельных издержек производства, близких к нулю, а в результате гиперинфляция.

Система частных банков внутренне нестабильна. · Производство денег натуральная монополия. · Деньги имеют положительный внешний эффект, или даже является общественным благом.

Первый аргумент связан с путаницей между ценой приобретения денег и ценой (альтернативными издержками) держания денег.

Частные фирмы сократят до нуля издержки держания денег, сократив инфляцию.

Действительно, что для банка выступает издержками производства, так это издержки поддержания денег в обращении, также как и прибыль он получает только от тех банкнот, которые находятся в обращении. Можно сказать, что способность банка получать прибыль зависит от желания пользователей держать, а не тратить его банкноты.

Единственным возражением может быть пример, когда краткосрочная прибыль банка от резкого расширения своей деятельности превысит ожидаемую в будущем при ведении честной игры. Но как известно, серьезные корпорации имеют далекий временной горизонт, больший чем большинство демократических правительств, и дорожат своей репутацией (актив, хоть и не вещественный, но чрезвычайно дорогой), так что вышеописанная ситуация кажется маловероятной. Два последних их аргумента, очевидно, не могут служить причиной для запрета частной эмиссии, а являются только оправданием государственного вмешательства в процесс производства денег. Глава 2.Частные деньги: понятие и роль в экономике. 2.1 Сущ ность частных денег.

Идейная основа частных денег проста: Валюту следует считать обычным коммерческим товаром и потому производить рыночным способом. При этом подобно тому, как конкуренция между обычными товарами способствует улучшению их потребительских свойств и отбраковке низкокачественной продукции, конкуренция между частными валютами произведет отбраковку плохо обеспеченных и плохо управляемых валют.

Останутся те валюты, которые будут наилучшим образом выполнять функции денег.

Важное свойство таких конкурентных денег состоит в том, что при их использовании в экономике исчезают макро-сигналы нерыночного характера, источником которых сейчас являются государственные регулирующие органы. «Деньги необязательно создаются в качестве законного средства платежа правительством: подобно закону, языку и морали они могут возникнуть спонтанно. Такие частные деньги часто предпочитали государственным деньгам, но обычно правительство скорее подавляло их». Ф.фон Хайек, лауреат Нобелевской премии по экономике, 1974г.

Предложение Хайека (Hayek 1978) удивительно просто, однако для большинства экономистов оно оказалось неожиданным. Всего на два года раньше те же мысли была высказаны Б.Клейном (Klein 1974), но его работа осталась незамеченной и только авторитет Хайека позволил этой идее получить широкий резонанс. Этот пример наглядно демонстрирует силу устоявшегося стереотипа о необходимости участия государства в денежной сфере.

Первоначальное предложение Хайека состояло в конкуренции валют. В прошлом эмиссионная деятельность регулировалась государством в целях увеличения доходов казны. В нынешнем веке в соответствии с его общей доктриной исправления природы, денежное обращение стали оперативно регулировать для 'улучшения рынка и исправления его недостатков': стимулирования экономического роста, борьбы с безработицей и т.п. Эти действия имеют, однако, далеко идущие негативные последствия.

Искусственно занижая кредитную ставку для стимулирования экономического роста, денежные власти формируют в предпринимательской среде необоснованный оптимизм. В результате начинают осуществляться инвестиционные проекты, для завершения которых в будущем не хватит ресурсов. Как только несоответствие потребных и наличных ресурсов становится очевидным, происходит массовое очищение рынка от ошибочных проектов, сопровождаемое свертыванием производства.

Происходит экономический кризис, порожденный не рынком, а государственным регулированием.'Игры' с кредитно-денежной политикой, которые вели в XX веке центральные банки почти всех стран, стали постоянным источником экономической дезинформации, вызывающим глобальную дискоординацию хозяйства, проявляющуюся в частности в искусственных колебаниях деловой активности.

Попытки решения проблемы . Перед тем как остановиться на предложении Хайека по денационализации денег как средстве достижения их нейтральности, коснемся попыток решения проблемы ограничения денежного произвола. · 'Независимый центральный банк' - название самой распространенной на сегодняшний день схемы организации кредитно-денежной системы. В идеале предусматривается передача руководства денежной политикой страны в руки небольшой группы профессионалов - руководителей центрального банка, огражденных от влияний групповых интересов и блюдущих интересы страны и ее хозяйства.

Независимый центральный банк успешен тогда, когда занимает определенное положение в обществе.

Профессиональная этика его руководителей должна делать их зависимыми от оценок признаваемых ими специалистов по денежной системе, среди которых должно быть определенное единодушие относительно того, что можно считать компетентной денежной политикой.

Общественное мнение также должно ценить центральный банк и защищать его свободу от политических давлений.

Вероятно, лучшим независимым центральным банком является Бундесбанк - центральный банк Германии.

Высокая немецкая профессиональная этика обеспечивает качество принимаемых его руководителями решений, а народная память о двух гиперинфляциях нынешнего столетия - их политическую поддержку.

Однако подобное сочетание благоприятных условий встречается реже, чем их отсутствие. К тому же, примеры последних лет, в частности навязанный канцлером обмен остмарок на дойчмарки в пропорции 1:1, осуществленный исключительно в политических целях и заставивший Бундесбанк поднять ставки процента, косвенно спровоцировав валютные потрясения 1993 года, показал ограниченность независимости центрального банка.

Недостаточная эффективность центральных банков в борьбе с инфляцией побуждает к принятию специальных мер для усиления ответственности их руководителей за поддержание денежной стабильности. Одно из любопытных технических решений в этой связи осуществлено недавно в Новой Зеландии: центральный банк этой страны действует на основе договора, по которому он принимает на себя обязательства по недопущению инфляции выше установленного в договоре уровня, причем неисполнение карается штрафными санкциями.

Необходимо заметить, что хотя хороший независимый центральный банк может ограничить инфляцию - государственную денежную дезинформацию, он все же в принципе не способен снабдить общество такими деньгами, которые были неподвержены государственному манипулированию. · 'Currency Board' или 'Валютная палата' - название денежной системы, при которой денежная единица страны жестко привязана к валюте и финансовой системе стабильной и экономически мощной страны, либо к корзине валют. Сама Валютная палата является учреждением, выпускающим денежные знаки с твердым курсом по отношению к материнской валюте (или набору валют) со 100% обеспечением резервами в ней. Для большей надежности эти резервы могут храниться вне доступности местных политиков в частных банках. Во второй половине XX века Валютные палаты были сознательным нововведением, призванным обеспечить устойчивость расстроенного денежного обращения.

Используя Валютную палату, страна ограничивает денежный суверенитет своего правительства. Что она получает взамен? 1) Местную валюту, такую же твердую, как и материнская валюта. В роли материнских валют выступали английский фунт, американский доллар, валютная корзина. 2) Процент по резервам, хранящимся в банках. Этот процент дает существенный экономический выигрыш от использования банкнот Валютных палат вместо материнской валюты. 3) Низкие трансакционные затраты в коммерческих операциях с зоной материнской валюты. Это особенно выгодно, когда страна имеет большой объем коммерческих операций с зоной материнской валюты. В настоящее время обсуждаются следующие предложения по ограничению денежного произвола. · Конституционное ограничение роста денежной массы.

Милтон Фридман в прошлом предлагал внести в американскую конституцию поправку, ограничивающую рост денежной массы 5% в год (годовой рост производительности труда, а, значит, и потребности в деньгах, составляет обычно около 3%).Денежная политика с таким ограничением безусловно лучше, чем без него.

Однако политическая и правовая слабость предложения М. Фридмана - в его излишне техническом характере, слишком техническом, чтобы стать конституционным. С точки зрения экономической теории предложение не решает главной проблемы - определения рынком потребного объема денег в обращении.

Ограничивая 'государственный шум', оно не устраняет его; гарантируя низкий уровень инфляции, не обеспечивает качественных денег. К тому же эффективность ограничения зависит от способа статистического учета, который сам всегда является предметом политических манипуляций. · Золотой стандарт. Еще одно радикальное теоретическое предложение состоит в возврате к прежде действовавшему золотому стандарту. Тем самым полностью ликвидируется пагубный произвол государственной денежной политики, государственный шум, мешающий координации экономики.

Государство, однако, вольно в любой момент пересмотреть свое собственное решение, изменив золотой паритет валюты или отменив его вовсе.

Теоретическое возражение к использованию золотого стандарта состоит и в том, что динамика предложения золота, определяемая его добычей, может не соответствовать динамике потребности экономики в деньгах, определяемой ее ростом.

Логика частных денег - центральная в рассуждениях Хайека, однако, не единственная.

Другой важный аспект проблемы денежного обращения, который затрагивается в книге - устойчивость банковской системы.

Современная кредитно-денежная система западных стран характеризуется высокой нестабильностью, которую пытаются преодолеть, причем крайне неэффективно, путем административного регулирования. Эта нестабильность имманентно присуща денежной системе с государственной валютой. Ее глубинная причина состоит в резком ослаблении 'иммунного' рыночного механизма конкурентной проверки и выбраковки принимаемых частными банками решений, ослабления, необходимого, в свою очередь, для того, чтобы рыночный механизм не отторг чужеродную административно-управляемую государственную валюту.' Властный' эмитент государственной валюты заинтересован в уменьшении конкуренции, как и всякий 'невластный' производитель, однако в отличие от последнего он имеет еще и средства добиваться этого. Его подстегивает падающая на него экстра-коммерческая нагрузка финансирования государственных расходов, ослабляющая его рыночные конкурентные возможности. Эта нагрузка тем более значительна, что источник заманчивых для государственного аппарата денежных ресурсов находится в подчиненном положении внутри этого аппарата, а не вне его, и является потому несравненно более удобной дойной коровой, чем всегда вызывающая общественное напряжение налоговая система.

На денежном рынке монопольный эмитент защищает себя от конкуренции других валют, ограничивая хождение иностранных денег и запрещая эмиссию частных банкнот.

Полученная свобода рук используется и для политического манипулирования 'стимулирующей' инфляцией, например, в связи с выборами.

На кредитном рынке эмитент государства одновременно:
а) административно ограничивает кредитную эмиссию, устанавливая, в частности, обязательную норму резервирования,
б) обеспечивает весь 'плановый' объем кредитной эмиссии государственной валютой, с тем, чтобы избежать конкурентного давления на нее кредитной эмиссии. В результате блокируется рыночный механизм отбраковки низкокачественной кредитной эмиссии, и банковская система становится глобально неустойчивой.
Банкротство крупного банка при современной низкой норме резервирования приводит к сжатию денежной массы, провоцирующему снятие денег с текущих счетов других банков и их банкротство.

Предвидя эту ситуацию, клиенты совершают набеги на свои банки, стремясь изъять деньги раньше, чем те лопнут. В такой ситуации эмитент государственной валюты, чтобы предотвратить коллапс банковской системы выступает как 'кредитор последней руки' (lender of last resort), бросается на выручку и ссужает банки своими деньгами. Вслед за тем государство, что вполне логично, принимает меры для предотвращения повторения подобных разорительных ситуаций и усиливает регулирование банковской деятельности, что резко снижает ее эффективность. Кроме того, в экономике расцветает пустая и дорогостоящая, но сделанная государством сверхприбыльной деятельность по обходу навязанных им ограничений. В числе других регулятивов государственные органы вводят обязательное страхование банковской деятельности, которое национализирует частные риски. Эти меры, уменьшая риск банкротства банков, одновременно делают их поведение более безответственным. От регулятивов - к скандалам и крахам - от скандалов и крахов - к новым регулятивам - это путь кредитно-денежной системы, базирующейся на государственной валюте. В отсутствии государственной валюты и центрального банка сложатся совершенно иные институты эмиссионных, инвестиционных и кредитных услуг. Тот факт, что конкуренция является процессом открытий, заведомо не дает возможности предсказывать вид этих институтов (хотя на эту тему, конечно, можно теоретизировать, что и делает ряд авторов). Можно, однако, достоверно сказать, что при денационализации денег риски всех финансовых учреждений становятся частными, на риски распространяется механизм рыночного отбора, устраняя основные факторы сегодняшней нестабильности кредитно-денежной системы.

Основной вывод состоит в том, что конкуренция между ЦБ приведет к положительным результатам. А если это так, то что мешает продолжить мысль и разрешить конкуренцию со стороны частного сектора? Сейчас это кажется очевидным, а Хайеку понадобилось больше полугода, чтобы перейти от 'свободного выбора валют' до 'денационализации денег'.

1)Деньги с ожидаемой стабильной стоимостью будут иметь устойчивый спрос.
2)Подобные деньги будут выпускаться банками непосредственно заинтересованными в результатах своей деятельности.
3)Желаемый результат будет достигаться регулированием наличности в обращении.
4)Подобный способ регулирования будет лучшим из всех возможных средств контроля количества средств обмена.
Способ поддержания цен в Хайековской схеме ординарный: каждый эмитент выбирает подходящую корзину товаров и берет обещание, не обязательное оформленное юридически, поддерживать покупательную стоимость своей валюты постоянной, оставляя за собой право незначительных изменений состава корзины.

Регулирование происходит с помощью количественного метода.

Реагируя на рыночную стоимость своей единицы банк проводит интервенции, продавая или покупая активы, а также изменяя соответствующим образом свою кредитную политику.

Возможно возникновение частичной размениваемости валют в целях укрепления доверия к собственной валюте, хотя Хайек отрицательно относится к этому, из-за непродуктивного использования разменного средства. Таким образом будет существовать два типа конкуренции: между различными корзинами и между различными учреждениями, выбравшими корзину, получившую наибольшее распространение.

Следует ожидать также возникновение своеобразных 'корзинных зон', отражающее факт различия потребительских вкусов в различных регионах. 2.2Классификация частных денег. 2.2.1Предпосылку к развитию частных электронных денег. Тот факт, что первая система LETS появилась в 1983 г., когда стал доступен дешевый персональный компьютер , не является совпадением. Хайек не мог предвидеть , что вскоре технологический прогресс положит конец господству монополии и инерции и сделает его идеи реальными: · Интернет - создает глобальную систему коммуникаций, неконтролируемую сегодня ни одним политическим органом, · Полупроводниковые чипы – оп закону Мура, их мощность удваивается каждые 18 месяцев, давая любому из нас доступ к более мощным компьютерам для перемещения данных, в том числе и денег, в любую точку земного шара.

Широкое распространение и использование технологий криптографий позволяет контактировать двум субъектам в любой точке земного шара; · Всемирный товарный рынок – позволяет любому человеку знать цену любой валюты или товаров в любое время; · секьюритизация активов – позволяет множеству видов активов служить обеспечением частным деньгам; · Смарт – карты – обеспечивают легкий удобный способ хранения, сбора, распоряжения электронными деньгами ( включая их куплю продажу), минуя традиционные системы коммуникаций и существующую банковскую систему; · Низкозатраные телекоммуникации – глобальные коммуникации буду постоянно удешевляться, электронные деньги будет все дешевле держать и использовать. Союз этих технологий означает электронную свободу.

Единицы информации, выполняющие функции денег, могут перемешаться в любую точку земного шара в любое время за мгновение, без ведома властей или третьих лиц.

Частные деньги торят себе путь.

Никакое правительство не в силах их остановить. 2.2.2Форма и содержание частных электронных денег Деньги прошли долгий путь эволюции.

Первоначально в роли всеобщего эквивалента выступали различные предметы: продовольствие, одежда, орудия труда, украшения и т.д. Затем главную роль стали играть золото и серебро.

Развитие производственных и торговых отношений потребовали новой формы денег: появились металлические и бумажные деньги, а впоследствии, с развитием кредитно-банковской системы, и безналичные деньги. В настоящее время в хозяйстве применяются два вида денежных знаков: наличные и безналичные.

Наличные деньги (банкноты и мелкая разменная монета) эмитируются обычно центральными эмиссионными банками, безналичные же появляются в процессе проведения кредитных операций коммерческими банками.

Наличные деньги обслуживают розничные операции населения, а безналичные, движение, которых осуществляется с помощью платежных инструментов (чек, прямые переводы, банковские карточки), расчеты между организациями и операции граждан.

Эволюция форм и видов денег связана с закономерным развитием производительных сил и производственных отношений и действием общего экономического закона экономии общественного труда.

Известно, что новая форма (или вид) денег появляется, как и любой интеллектуальный продукт, только в соответствии с экономической необходимостью, когда предыдущие формы (виды) денег начинают тормозить процесс производства и обмена.

Постоянно идет поиск более экономичных денежных систем, цель которого экономия общественного труда, снижение издержек денежного оборота, повышение скорости оборота, надежности и удобства движения денег.

Процессу смены видов денег способствует технический и научный прогресс.

Безналичные деньги являются преобладающими в структуре современного денежного оборота. Со временем они постепенно вытеснят наличные деньги из сферы обращения. Банки увеличивают скорость и относительно удешевляют процесс расчетов с помощью безналичных денег и снижают трудозатраты персонала за счет внедрения новых платежных инструментов и перехода на безбумажные (электронные) системы расчетов. В то же время в сфере наличного обращения, монополизированного государством, адекватных изменений не происходит.

Практически не предпринимается активных действий с целью уменьшения трудои материальных затрат на печатание, перевозку, хранение и пересчет наличных денег. А процесс повышения защищенности банкнот от подделок, наоборот, удорожает стоимость их обращения.

Однако наличные деньги несут в себе существенный потенциал экономии трудозатрат, издержек и скорости денежного оборота, связанный с применением современных технологий.

Полностью отказаться от наличных денежных знаков и перейти на безналичные в ближайшее время не представляется возможным. Для этого необходимо снижение стоимости расчетных операций, осуществляемых кредитными учреждениями, внедрение системы расчетов в режиме реального времени, высокий уровень развития и существенное удешевление вычислительной техники, технологии осуществления расчетных процессов, телекоммуникационной связи и т.д.

Естественно, необходимость в развитии и изменении наличных денег существует. Так, появления нового вида наличных денежных знаков требует, развивающаяся электронная коммерция в сети Интернет. Таким образом, экономическая необходимость требует появления нового вида наличных денежных знаков, физическим воплощением которых станет не кусок бумаги или металла, а электронные импульсы, хранящиеся в памяти компьютера.

Развитие вычислительной техники, средств телекоммуникаций, а также систем шифрования и криптографии вполне позволяет провести такую трансформацию.

Причем необходимо отметить, что сущность денег как экономической категории, их функции, роли и отношения субъектов не меняются, меняется только физическая форма носителя денежных знаков.

Российские экономисты употребляют дефиницию «электронные деньги» в совершенно разных контекстах.

Группа авторов (Усоскин В.М., Матюхин Г.Г., Хандруев А.А., Дробозина ЛА, Савинский Ю.П., Лозовский Л.Ш. и др.) понимают под термином «электронные деньги» в общем виде схему безналичных расчетов с использованием «денег в банковском компьютере», пересылаемых по банковским сетям. Но правомерно ли использовать термин «электронные деньги» как синоним термина «электронные денежные переводы»? По нашему мнению - нет, так как при таких операциях меняется только форма платежных инструментов (приказов) на перевод безналичных денег, находящихся на счетах в банках. Ведь никаких новых безналичных денег не возникает. А особенность названия безналичные, отражает лишь специфику их существования.

Движение таких денег идет путем записей на счетах, инициируемых банками по приказу клиентов. В банковских компьютерах хранится информация об остатках средств на счетах, и по телекоммуникационным линиям передаются приказы на зачисление или списание денег.

Причем несмотря на наличие компьютерной формы банковского учета, первичным в законодательной и деловой практике продолжает оставаться ведение банковских книг в бумажной форме. Сами же безналичные кредитные деньги представляют лишь специфические отношения между банком и его клиентами.

Другая группа авторов (Шаров А.Н., Пашкус Ю.В., Назаров М.Г. и др.) связывает термин «электронные деньги» только с банковскими карточками. Не хотелось бы соглашаться с таким подходом, связывающим понятия «электронные деньги» и «банковские карточки». Расчеты при помощи банковских карт, независимо от того, дебетовые это карты или кредитные, функционируют они на основе бумажного документооборота или в системе электронных переводов, происходят с теми же безналичными кредитными деньгами, как и при помощи других платежных инструментов (чеков, прямых переводов). Ни одна традиционная банковская карточка не позволяет окончательно провести платеж от плательщика к получателю без участия банка.

Оформленные бумажные слипы или их электронные аналоги (в том числе и в режиме офф-лайн) это лишь приказы провести платеж, но никак не передача денежных средств. И только после списания суммы платежа со счета плательщика банком и зачисления на счет получателя его можно считать завершенным. Таким образом, расчеты происходят не при помощи какого-то нового вида денег, а при помощи средств на банковских счетах, т.е. безналичных денег. И как мы отмечали выше, их нельзя отнести к электронным деньгам.Так что же представляют из себя электронные деньги? Электронные деньги в их физической форме это файл (специализированные электронные импульсы), содержащий число, характеризующее величину денежных средств, находящихся в распоряжении его владельца, а также прочую специализированную информацию. Этот файл сформирован кредитной организацией и хранится на накопителях (в памяти) компьютера пользователя.

Данные из него передаются в другой компьютер с помощью телекоммуникационных линий и прочих электронных средств передачи информации. В экономическом же смысле электронные деньги представляют собой эмитированные кредитной организацией денежные знаки, представленные в виде информации в памяти компьютера, выполняющие функцию как средства платежа, так и средства обращения, а также прочие функции денег и обладающие всеми основными свойствами традиционных наличных кредитных денег (банкнот и мелкой разменной монеты), процесс оплаты которыми происходит путем перевода (перезаписи) их из компьютера плательщика в компьютер получателя. Иными словами это новый вид наличных кредитных денег.

Электронные деньги могут называться таковыми только при удовлетворении всех основных свойств наличных денег: обращаемости, универсальности в использовании, отсутствии прямой связи с банковским счетом, а также клиринга.

Расчеты с их использованием должны быть единовременны и окончательны.

Существует еще один параметр наличных денег анонимность, и ряд авторов (например Лебедев А.Н., Волчков А.А. и др.) отмечают это свойство электронных денег в качестве положительного момента, рассматривая его как один из основных параметров классификации электронных денег в качестве наличных.

Однако необходимо отметить, что именно с помощью электронных денег существует возможность сделать наличные деньги именными.

Обладая свойствами традиционных наличных денег, электронные деньги в то же время преодолевают большинство их недостатков: высокие издержки обращения, сложности транспортировки, необходимость пересчета, проблемы трансформации (уменьшения или увеличения номинала банкноты), потребность в специальной бумаге и т.д. 2.2.3 Влияние частных электронных денег на денежно-кредитную политику страны.

Центральные эмиссионные банки являются главным регулятором денежно-кредитной политики во всех странах, и естественно, что основной проблемой организаций, внедряющих системы электронных денег, является урегулирование взаимоотношений с ними.

Основные вопросы, стоящие перед Центральными банками в связи с внедрением электронных денег, как правило, следующие: разрешение эмиссии электронных денег и определение круга эмитентов, организация регулирования и обращения электронных денег, решение проблемы возникающих рисков в системах электронных денег.Более того, отсутствие или невысокое качество нормативной базы приводит к возможности в отдельных странах эмитировать электронные деньги, в связи с тем, что они не имеют прямой связи с банковскими счетами, не только кредитных учреждений, подконтрольных центральным банкам, но и прочим организациям, эффективного контроля над которыми Центробанки не имеют. Без одобрения или молчаливого невмешательства со стороны центрального банка попытка внедрения электронных денег в стране будет несостоятельна.

Центральный же банк при решении вопроса о разрешении функционирования электронных денег сталкивается с проблемой ограничения своих возможностей по регулированию денежно-кредитного оборота и возможной потерей контроля над денежной массой, так как нарушается его монополия на эмиссию наличных денег.

Позиция центральных банков многих стран по данной проблеме сводится к тому, что эмиссия электронных денег должна быть прерогативой только кредитных организаций.

Политика некоторых систем электронных денег облегчает позицию центральных банков по данному вопросу. Так, согласно технологии компании Mondex International , распространяющей самую крупную в настоящее время систему электронных денег, только одно кредитное учреждение может являться ответственным за производство, выпуск и окончательное погашение электронных денег в каждой валюте. При таком подходе центральному эмиссионному банку приходится контролировать только одну организацию, что существенно облегчает работу и повышает возможности регулирования.Однако не все центральные эмиссионные банки заняли наблюдательную позицию по вопросу разрешения эмиссии электронных денег. Так, например, Центральный Банк России в отсутствие специального законодательства сам пытается организовать правовое поле для частных электронных денег.

Согласно пункту 2.4. Положения «О порядке эмиссии кредитными организациями банковских карт и осуществления расчетов по операциям, совершаемым с их использованием» № 23-П от 09.04.1998г ( изм. от 28.04.2004 N 1426-У)., .1. Кредитная организация может осуществлять эмиссию банковских карт для физических и юридических лиц при условии, что ее лицензия на осуществление банковских операций предусматривает проведение операций по счетам указанных лиц в соответствующей валюте. 2.2. В случае, если эмитируемые банковские карты предоставляют возможность держателю банковской карты осуществлять трансграничные платежи, их эмиссию могут осуществлять только кредитные организации, являющиеся уполномоченными банками в соответствии с Законом Российской Федерации 'О валютном регулировании и валютном контроле'. 2.3. Эмиссия банковских карт на территории Российской Федерации осуществляется кредитными организациями - резидентами.

Указанием ЦБ РФ от 09.04.1999 N 536-У установлено, что кредитные организации вправе осуществлять распространение платежных или банковских карт других эмитентов на основании лицензии на право осуществления банковских операций без получения разрешения Банка России. 2.4. Распространение (продажа) кредитными организациями - резидентами карт и предоплаченных финансовых продуктов других эмитентов (American Express, Diners Club, Visa Travel Money, VISA CASH, Mondex, чеков и аналогичных им), позволяющих производить оплату товаров (услуг) и/или получение наличных денежных средств, может осуществляться только по специальному разрешению Банка России. Банк России выделяет специальную группу, классифицируемую как предоплаченные финансовые продукты, позволяющие производить оплату товаров (услуг) или получение наличных денежных средств, и указывает, что их распространение может осуществляться только по специальному разрешению Банка России.

Причем в приведенном в указанном Положении перечне примеров предоплаченных финансовых продуктов, наряду с такими как Visa Travel Money , VISA CASH , и аналогичные им, указан и Mondex . 2.2.4НОВАЯ КАТЕГОРИЯ ДЕНЕГ Таким образом, Банк России, выпустив свои нормативные документы и выделив новую категорию «предоплаченных финансовых продуктов», в которую попадают и электронные деньги, дает возможность кредитным организациям организовать процесс эмиссии и распространения последних в обход законодательного запрета эмиссии наличных денег, но под контролем Центрального Банка.По нашему мнению, при первоначальном внедрении электронных денег необходимо ограничить круг эмитентов небольшим числом кредитных организаций, с целью жесткого регулирования, контроля и минимизации возможных рисков. В то же время распространение и обслуживание электронных денег могут проводить как банковские, так и небанковские организации.

Решение же данного вопроса в дальнейшем должно основываться на анализе состояния и развития систем электронных денег в каждой конкретной стране. В настоящее время логичными и экономически обоснованными можно назвать действия Банка России, который своевременно предпринял шаги, направленные на осуществление контроля за нововведениями в денежно-кредитной сфере. При разрешении эмиссии электронных денег частными кредитными организациями центральные банки сталкиваются с необходимостью оценить ее влияние на денежно-кредитную политику, денежную массу, эмиссионный доход и другие факторы.

Негативное влияние на состояние денежного обращения могут оказать два фактора: · · Бесконтрольная со стороны Центральных банков эмиссия электронных денег частными кредитными организациями может привести к росту денежной массы. В случае реинвестирования денежных средств, полученных в обмен на электронные, возникнет кредит, который приведет к возникновению новых денег под действием банковского мультипликатора.

Другой фактор - увеличение скорости оборота денежной единицы.

Рассмотрим уравнение обмена Фишера: MV = PT где M — объем денежной массы, V — скорость ее обращения, P — общий уровень денежных цен на товары, T — объем текущих сделок в экономике.

Обычно при решении данного уравнения показатель скорости обращения денег ( V ) признается стабильной величиной.

Однако, если происходит увеличение скорости обращения денег, то оно должно соответствовать или пропорциональному уменьшению денежной массы, или же в результате приведет к росту уровня цен ( P ) при неизменном объеме текущих сделок в экономике ( T ). Использование электронных денег приведет к существенному ускорению оборачиваемости наличной денежной единицы, используемой при расчетах, при том, что адекватного уменьшения денежной массы не произойдет, а наоборот, возможно она частично увеличится.

Однако, по нашему мнению, фактор роста денежной массы и влияние на общую скорость обращения денег будут не таким существенными. 3начительная доля рас-четов в денежном выражении происходит путем использования безналичных денег, а платежи электронными деньгами будут происходить на небольшие суммы эквивалентные от долей центов до двух-трех сотен долларов) за товары и услуги реального спроса и предложения. И, соответственно, количество электронных денег необходимое для обслуживания расчетов на малые суммы не должно быть значительной величиной. Глава 3.Перспективы расширения использования частных денег.

Взгляд в ближайшее будущее показывает, что концепция денег в таком виде, как мы ее теперь представляем, будет радикально меняться. 'Деньги' будущего во все большей степени будут выпускаться не государством, а частными компаниями, помогая ускорять приватизацию в других секторах национальной экономики.

Приватизация денег происходит по большей части не как результат усилий правительства по приватизации, а из-за того, что к этому принуждает развитие технологии.

Технологические достижения в области электронного банковского обслуживания и электронной торговли угрожают едва ли не заменой существующей системы бумажных денег. Они, в конечном итоге, приведут к революционизированию способа, которым будут проводиться операции денежного обмена, как физическими лицами, так и финансовыми учреждениями. И, следовательно, они усилят процесс приватизации за счет вовлечения в него финансовой и налоговой систем государства.

Физические деньги полезны только, как средство для облегчения торговли и инвестиций. Новые технологии дадут возможность людям приобретать товары без использования наличных денег, являющихся ненадежными и не приносящими дохода. В будущем, торговля будет осуществляться путем проведения мгновенного и одновременного дебетования на ликвидные счета активов и кредитования с таких счетов, поддерживаемых как и банковскими, так и небанковскими учреждениями.

Технология электронных цифровых платежей предоставит возможность предъявлять требования на права собственности в реальных активах, такие, как фонды в акциях и облигациях или золото, используемые как средство обмена для практически всех операций. В итоге, когда предприятия или физические лица пожелают приобрести товар или услугу, они дадут - непосредственно или косвенно - электронную инструкцию своему банку или другому финансовому посреднику. В инструкции будет определена сумма, эквивалентная номинальной стоимости покупки, которая должна быть немедленно переведена на счет продавца товара или услуги.

Соответственно, не будет ни потерь, связанных с выплатой банковского процента, ни какой-либо необходимости в традиционной межбанковской клиринговой распределительной системе.

Покупатель и продавец произведут перемещение стоимости мгновенно, без риска неплатежа. При отказе от использования выпущенных государством бумажных денег исчезнут многие проблемы, связанные с инфляцией и ненадежностью платежей.

Обычные деньги исчезнут, потому что они являются дорогостоящими и неудобными в обращении.

Бумажные деньги и монеты могут легко быть потеряны или украдены, занимают большой объем при перевозке и отнимают много времени при использовании в деловых операциях.

Использование таких денег требует от торговцев наличия их запаса, необходимого для проведения обменных операций. При покупке товаров с помощью торговых автоматов, например, должны быть установлены дорогостоящие механизмы обработки монет и счетов. Эти механизмы подвержены частым механическим неисправностям и случаям воровства, как со стороны служащих, так и посторонних. Весь этот запас бумажных денег и монет является источником риска и не приносит никакого материального дохода его владельцу.

Бумажные деньги являются также предметом для подделки. При наличии продвинутой технологии копирования, подделка становится все проще.

Несмотря на меры борьбы с этим, технически опытные фальшивомонетчики продолжают находить способы разработки 'имеющих хождение' денег.

Электронные платежи, проводятся ли они с помощью различного вида карточек, или непосредственно с компьютера на компьютер, устраняют большинство этих проблем и значительно уменьшают издержки.

Электронная оплата, будучи фактически мгновенной, также устраняет различие между кредитными и дебетовыми перемещениями средств. В настоящее время мы входим в эру, когда людям не придется периодически испытывать воздействие непрерывной инфляции, которая в общем случае вызывается государствами, желающими тратить деньги людей на свои собственные цели. Люди смогут иметь выбор использования денег, выпускаемых, как государством, так и в частном порядке, который даст им возможность избежать валютной неустойчивости. Если центральный банк государства, например, Центральный Банк РФ, прибегнет к инфляционной валютной политике, пользователи денег переключатся на другую валюту или будут использовать другие активы. Люди еще будут использовать государственные деньги, чтобы платить налоги и получать платежи от правительства. Но, в случае частных операций, они все более будут удаляться от них.

Государства, которые выпускают деньги с устойчивой стоимостью (малая или нулевая инфляция) придут к тому, что их деньги смогут использоваться как расчетная единица и средство урегулирования платежей, хотя они не смогут быть использованы, как средство накопления или обмена.

Происходит ряд технологических и регуляторных изменений, которые, в конечном счете, сделают частным порядком выпущенные цифровые (электронные) деньги нормой. Эти изменения облегчат многие проблемы, связанные с использованием обычных денег, выпускаемых центральными банками, особенно с бумажной валютой и монетами. В течение прошедших нескольких десятилетий, кредитные карточки стали популярными в развитых странах с высоким доходом. Позже стали популярны дебетовые карточки, с помощью которых происходит снятие средств с текущего счета.

Кредитные и дебетовые карточки имеют магнитную полосу на обратной стороне, которая считывается машиной, но магнитная полоса довольно ограничена в количестве данных, которые она содержит.

Поэтому, из-за необходимости пользования телефоном и недостатка анонимности, а также невыгодности оплаты малых покупок, кредитные и дебетовые карточки никогда не станут универсальными механизмами оплаты.

Существует технология, которая может преодолеть ограничения кредитных и дебетовых карточек – это “интеллектуальная или умная карточка”. Интеллектуальная карточка похожа на кредитную или дебетовую, но содержит компьютерный чип, который обрабатывает значительное количество информации.

Денежная стоимость может быть загружена в карточку и храниться там, а затем сниматься по нарастающей по мере совершения покупок.

Машины, которые добавляют информацию в чип и снимают ее известны, как считывающие/записывающие устройства интеллектуальной карточки. Они малы по размеру, недороги и могут быть легко установлены в банкоматы, персональные компьютеры и телефоны. Когда вы используете интеллектуальную карточку, как 'кошелек с наличностью,' происходит перегрузка денег с вашего банковского счета банка на карточку, подобно тому, как вы получаете наличные деньги из банкомата.

Каждый раз, когда вы делаете покупку с помощью карточки, сумма покупки снимается из суммы, находящейся на карточке платы и вносится в компьютер продавца через считывающее/записывающее устройство.

Платежи также могут проводиться непосредственно из компьютера. Таким же путем, как деньги перегружаются из банковского счета в интеллектуальную карточку, они могут быть направлены непосредственно на жесткий диск персонального компьютера. 'Деньги' на жестком диске могут быть направлены на чей-либо еще ПК, а затем на банковский счет его владельца.

Безопасность всех этих операций гарантируется использованием практически нераскрываемого шифрованного ключа. В результате доступного уже сейчас применения этих новых технологий можно послать 'деньги' из одной точки земного шара в другую чрезвычайно быстро и анонимно. Такие переводы средств могут быть выполнены шифрованном формате, который в любом случае является нераскрываемым и полностью защищенным от вмешательства криминала или правительства.

Положительные черты частных электронных денег: 1. 2. 3. · Уменьшение операционных издержек Конкуренция между частными и другими финансовыми учреждениями за получение прибыли от выпуска денег или производство их заменителей снижает стоимость операций и уменьшает “долю рынка” центральных банков и степень контроля функций денег.

Поскольку мы входим в цифровой век, частные конкуренты центральных банков будут оказываться во все более выгодной ситуации, несмотря на существующее законодательство о законных платежных средствах. · Снижение инфляционного риска По мере того, как все большее количество 'денег' становится электронными деньгами с процентным доходом, уменьшается риск инфляции, потому что для частных банков или других финансовых учреждений нет никакого стимула для избыточного выпуска доходной по процентам валюты, так как это увеличивает их собственные долги.

Расчетная единица вероятно, и далее будет устанавливаться центральным банком, даже при том, что использование государственных денег, как средства проведения операций снизится.

Однако, государство будет способно сохранить функцию установления расчетной единицы только в том случае, если оно будет действовать в дефляционном режиме.

Государства дисциплинируются рынком, потому что в век мгновенных глобальных коммуникаций и наличия финансовых институтов, инфляция немедленно вызовет бегство капитала и валюты.

Государства во все большей степени должны будут конкурировать с другими государствами и частными поставщиками денежных единиц (например, долларов США, японских иен, британских фунтов, швейцарских франков). В конечном счете, некоторые государства, вероятно, ясно определят значение их валюты в форме покупательской корзины товаров и услуг.

Имеющие универсальную цену товары, продаваемые на организованных товарных биржах будущего, станут главными кандидатами в такую корзину.

Например, доллар мог бы быть определен как количество золота – Х, плюс количество сырой нефти - Y, плюс количество зерна - Z . Это представило бы собой современную версию старого золотого стандарта, однако корзина товаров и услуг более ясно отразит то, что мир, как производит, так и потребляет а также те товары и услуги, которые являются наиболее легко измеряемыми - металл, сельскохозяйственные продукты, энергоносители, и даже страховые тарифы. Если государствам не удастся разработать ясные определения стоимости своих валют, то частный сектор сможет это сделать.

Товары и индексы ценных бумаг, реализуемых в настоящее время, служат основой для установления определений, которые могли бы служить единицей счетной функции денег. В экономике будущего, большинство состояний станут делимыми, ликвидными и мгновенно перемещаемыми и, вследствие этого, используемыми, как средства проведения операций. При отсутствии необходимости выведения производящих стоимость активов с целью обеспечения покупательной способности, как это имеет место в монетарной экономике, и принятии расчетной единицы, определяемой взаимодополняющим количеством товаров и услуг, не будет причин для возникновения инфляции или дефляции. Все требования по облегчению торговли будут соблюдаться, а условия самой торговли улучшатся.

Многие из тех, кто хотел бы регулировать процесс обращения цифровых денег и интеллектуальных карточек, работы в Интернете и т.д., утверждают, что при отсутствии регулирования будет происходить уклонение от уплаты налогов. Но это утверждение упускает главное.

Утверждения о том, что возрастет уклонение от налогов правильны, если налоговое законодательство не изменится с целью отражения достижений цифровых технологий.

Однако, неверно утверждать, что более жесткое регулирование приведет к большим налоговым поступлениям от тех, кто не желает платить налоги.

Цифровая революция сделает уклонение от налогов очень простым, вызывая у все большего числа людей желание воспользоваться таким преимуществом. Если несколько нажатий на клавиатуру компьютера позволит избежать налоговых платежей, то искушение сделать это будет велико. · Меньшие размеры правительства Уменьшение налоговой базы и налоговых тарифов, требуемые в цифровом веке неизбежно уменьшат размеры правительства.

Относительное сокращение правительства, однако, является необходимым условием того, чтобы общество достигло своего полного экономического, социального потенциала и развития личного потенциала его членов.

Изучение связи между экономическим ростом и правительственными расходами показало отрицательное соотношение для большинства стран и периодов времени - то есть большое правительство препятствует сильному экономическому росту.

Заключение Наше собственное заключение... состоит в том, что передача денежных и банковских установлений на усмотрение рынка привела бы к более удовлетворительному результату, чем тот, который ныне достигнут благодаря государственному вмешательству. М.Фридман лауреат Нобелевской премии по экономике.

Государственная монополия на деньги имеет недавнее происхождение.

оценка объектов нематериальных активов в Орле
оценка авторских прав цена в Брянске
оценка авто для наследства в Смоленскеоценка для нотариуса в Курске